Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Category:

Дневник Оливии (30) - Заключение - 2

Дневник Оливии   - ЗАКЛЮЧЕНИЕ (2)                           Оригинал текста - http://www.olivia-tagebuch.at/medizinische-bilanz.html

Медицинские данные (от доктора Хамера)

Продолжение. Начало - здесь.


Другое реле в головном мозге:



КТ от 22.05.1995. Стрелка указывает на вентральную область ствола мозга прямо на реле собирательных трубочек правой почки. Можно чётко видеть целевую конфигурацию (Очаг Хамера), признак активного конфликта беженца.




КТ от 22.05.1995.  Мы видим большое круглое образование (тёмные пятна) в продолговатом мозге, которое затрагивает также и кору (двигательные центры). Более тёмный цвет этого большого Очага Хамера говорит о том, что соответствующий (в данном случае – двигательный конфликт для рук и ног) находится в фазе восстановления. Руками и ногами маленький ребёнок обнимает свою маму (подобно маленькой обезьянке, повисшей на своей матери). Существующая спастичность мышц руки (меньше) и ног (больше) до сих пор остаётся из-за безумной и циничной практики традиционной медицинской школы с её идиотской химиотерапией, которая отменяет процессы заживления корковых двигательных центров мозга и трофических центров мускулатуры в продолговатом мозге. У многих пациентов этот процесс заживления часто необратимо прекращается.




КТ-снимок брюшной полости от 19.07.1995, сделан в Университетской больнице в Малаге:
картина ясно показывает почти полностью сформированную нефробластому (бывшая  «опухоль Вильмса»), которая имеет объём 450 куб.см. Также мы видим большой отёк печени, и саму «неоднородную» печень с кавернами как признаком восстановления её паренхимы. Этот отёк спал бы сам собой в течение 4-6 недель, когда восстановление печени завершилось бы естественным образом. Однако «научная медицина» в порыве драматизации называет всю печень … опухолью почки с объёмом от 4.2 до 6 кг!  Этот авантюрный нонсенс, который пресса охотно подхватила без какого-либо критического анализа и – стала демонизировать Новую Медицину. В СМИ с начала июля 1995 года стали появляться заявления, что «живот бедного ребёнка может лопнуть в любой момент, если «хорошая» химиотерапия и облучение не будут сделаны».   Последующее облучение и отравление печени, которая в результате может просто выйти из строя, в итоге и привели к предполагаемой клинической смерти Оливии с остановкой дыхания и уменьшению восстанавливающего отёка правой почки.
 Вслед за этим пошли «повеселевшие» комментарии: «опухоль уменьшилась». То, что у Оливии была клиническая смерть и интубация (один зуб был выбит) – это обходилось молчанием СМИ и врачей. Этот факт во врачебных записях появился только спустя месяц!
Облучение печени в сочетании с химиотерапией, как можно прочесть в любой медицинской книге, приводит к циррозу печени, т.е. – к нарушению её функции.  Печень не может теперь расщеплять белки на аминокислоты. Возможно, это необратимые последствия. Теперь, наверное, все понимают , почему власти, судьи и врачи так тщательно скрывают свои глупые (если не сказать – убийственные) поступки, совершённые над маленькой девочкой и держат медицинские записи под семью замками.

Кроме того, Оливия имела сильный конфликт самообесценивания, затронувший 2-й поясничный позвонок (как раз на уровне правой почки).  В конце июля Оливия имела боль в спине и лейкемию с уровнем лейкоцитов 19500 – но никто не объявлял об этом.
Опять же, по поводу лейкемии мы теперь знаем, что это не «ужасная болезнь», а стадия исцеления после разрешения конфликта самообесценивания большой силы.  Как и в случае с туберкулёзом, незнакомый с Новой Медициной человек воскликнет: «Лейкемия это хорошо?!»   Ещё больше вы будете поражены тем, что мы знали от этом ещё 21.07.1995 и указали это в нашем заявлении – что Оливия должна уже иметь лейкемию именно из-за восстановления 2-го поясничного позвонка (правый отросток).
На самом деле   лейкоз  это не «болезнь», а просто целебная фаза для костей и/или лимфатических узлов. Активная фаза конфликта, которая предшествует этой лейкозной фазе, показывает типичную потерю костной массы (остеолиз) или некроз лимфатических узлов, в которых появляются «дырки» (как в швейцарском сыре), с обязательной анемией и лейкопенией (низкий уровень белых кровяных клеток).   Период заживления означает восстановление костной ткани с костной мозолью и/или восстановление предыдущего некроза лимфатического узла – этот процесс протекает с болью, т.к. надкостница растягивается под действием восстанавливающего отёка кости и с одновременной лейкемией, т.к. костный мозг начинает усиленно производить клетки крови – сначала лейкоциты, а затем и эритроциты. Конфликт для опорно-двигательного аппрата – это конфликт самообесценивания (например, с содержанием «Я был плохим партнёром, матерью, дочерью», «Я не смог победить болезнь»,  «я на настолько силён, чтобы пройти через это» и т.д.)  Для Оливии это был конфликт самообесценивания «теперь моя почка не такая, как раньше», в который она вошла после озвучивания первого диагноза 17.05.1995. Правый поперечный отросток в этом случае подвергается остеолизу. Боль и лейкоцитоз (лейкоз) с показателями 19500 говорит о том, что этот поперечный отросток снова рекальцифицируется. Лейкоз со временем уходит.  У большинства людей в жизни часто бывает «небольшая лейкемия». К счастью, она почти никогда не диагностируется  ретивыми врачами. Показатели крови нормализуются сами по себе после разрешения этого типа конфликта.




КТ второго поясничного позвонка от 13.06.1995: видно, что в  правом поперечном отростке идёт процесс декальцинации (остеолиз). В конце июля 1995 года уровень лейкоцитов составлял 19.500 лейкоциты, в сочетании с постоянной болью – признак  рекальцификации, т.е. лейкемии.

Конфликт страха за свою жизнь активировался 21.07.1995 в Малаге (рак лёгких), и этот конфликт вызвали слова корреспондента журнала «Шпигель».  Это произошло в отеле  Las Vegas в Малаге: редактор «Шпигель-ТВ» крикнул отцу Оливии, когда мы шли вместе через вестибюль гостиницы (я держал Оливию за руку): «Господин  Хамер, что вы будете делать, когда Оливия завтра умрёт?»
Оливия побелела и с ужасом посмотрела на меня. Это была классическая ситуация для СДХ от конфликта угрозы жизни.  С этого момента можно было бы ожидать, что Оливия получит узелки в  лёгких (лёгочная аденокарцинома). И в самом деле, эти узелки, которые до этого момента не были обнаружены (есть КТ от 19.07.1995) – были найдены в больнице в Тульне неделю спустя.    Этот ужасный опыт, который столь характерен для бездушной журналистики.  Этот инцидент послужил поводом для того, чтобы доктор Маркович сказала этому журналисту: «Новая Медицина уже сотни раз доказала свою правоту, но бедная Оливия не может быть здоровой среди этой охоты на ведьм. Власти, суды, врачи и журналисты  постоянно «кружат рядом» в большом количестве.  Если австрийское правительство даст гарантию, что ничего против воли родителей не будет сделано с их ребёнком, то я даю своё обещание, что родители Пильхар добровольно вернутся с Оливией в Австрию. В Maiersdorf Оливия, безусловно, может быть в большей безопасности, чем в Малаге среди всех этих гиен-журналистов».

«Конфликт жидкости», касающийся теперь левой почки – перед тем, когда у Оливии была остановка дыхания и клиническая смерть 31.07.1995, она могла видеть, как ей капают химиопрепарат и воспринять это как причину, или по крайней мере как сопутствующий компонент её клинической смерти и остановки дыхания. Именно с этого момента у неё диагностировали повышение артериального давления 140/100, что очень много для ребёнка. Мы должны подумать об этом: Оливия видит, что химиотерапевтический яд добавляют по каплям из бутылки ей в тело. Против этого яда родители яростно сражались, и, следовательно, она знает, насколько это опасно. Теперь они страдает ещё от одного СДХ, т.к. она одна в больнице, без матери – а это самый страшный биологический конфликт – «Я умираю».  Если вы внимательно перечитаете мои предупреждения, содержащиеся в письмах и заявлениях, то обнаружите, что делает яд в момент ваготонии – заживления, туберкулёзного или лейкозного процесса. Это как действие мороза в 20 градусов на свежие цветы. Но это именно то, что делали с ребёнком.

Оливию реанимировали, но оставались треки от конфликта. Повышенное кровяное давление, как признак активного «конфликта жидкости», оставалось в течение нескольких месяцев. Но, видимо, сейчас конфликт разрешился окончательно, т.к. кровяное давление теперь уменьшилось. В соответствии с правилами Биологических Законов на левой почке также образовалась киста, только гораздо меньшая, чем на правой почке, для которой этот же конфликт длился несоклько лет. Это небольшая киста почки с последующей «маленькой опухолью Вильмса», а теперь уже небольшая нефробластома (затвердевшая киста почки) до сих пор не признаётся ортодоксальными врачами. То, что левая почка теперь «официально» несколько увеличена в размере, говорит о том, что она компенсирует отсутствие правой почки, удалённой ретивыми хирургами в сентябре 1995 года

****
Кроме того, доктора Хамер подробно описывает ещё несколько конфликтов, которым подверглась Оливия (подробно – в оригинале текста):
- конфликт сильного страха/испуга (слизистая гортани и мускулатура гортани);
-  конфликт «атаки против сердца» (мезотеиома перикарда);
- конфликт беженца (собирательные трубочки левой почки);
- некроз миокарда;
- и др.

*****


Из пресс-релиза доктора Хамера   (Кельн, 7 января, 1996)

Заявление по делу Оливии Пильхар

Вот уже более 4 (!!!) месяцев в больнице не делают КТ-снимков брюшной полости и мозга Оливии. Почему?! Вероятно, потому, что у родителей и независимых СМИ уже есть подозрения в сокрытии (преступления?) каких-то данных по этому делу. При этом регулярно появляются официальные заявления руководства больницы, в которых говориться «что Оливии становится лучше» и «лечение идёт по графику». Однако реальность сильно отличается от этих победных реляций:

Без труда можно узнать, что другим детям в том же отделении, в котором находится Оливия, КТ-снимки далают каждые 10-14 дней, чтобы «вовремя обнаружить метастазы».  Ещё в мае 1995 года официально было признано наличие метастазов у Оливии в печени и лёгких, теперь эти данные просто замалчиваются, на последней КТ в начале сентября они были просто не упомянуты перед операцией. Родителям сказали, что нет необходимости делать КТ в процессе лечения, а сделают их только в конце лечения и через 2 года. Оливии, тем не менее, продолжают делать облучение и химиотерапию.

1. Она ест очень мало, и каждую ночь ей вводят до 2х литров питательной жидкости  - и это только с одной почкой!  В противном случае Оливия бы уже голодала! Почка, как сообщается, в настоящее время «гипертрофирована» (увеличена). Но гипертрофия почки должна пройти через «Вильмса опухоль», но теперь этот факт замалчивается.

2. Ребенок психически сильно изменился, как говорят те, кто хорошо её знает. Для каждого органического изменения, которые «традиционная медицина» легче увидеть, есть и соответствующее психическое изменение.

3. В головном мозге были «метастазы» - это обнаружено на записях 23.05.1995.  С тех пор про них никто не упоминает.  Интересно, почему нет? Врачам в больнице в Вене не хватает опыта?

4. У Оливии в настоящее время существуют, по всей вероятности, следующие симптомы с естественно связанными с ними психическими и церебральными изменениями:

а) Возможно, ребёнок стал «стерильным» (кастрированным) из-за жёсткого химического и радиационного отравления (воздействие на яичники).

б) Цирроз печени: Зверское облучение печени наряду с одновременной химио-терапией создал искусственный (ятрогенный) цирроз печени. По этой причине ребёнок не может есть самостоятельно и должен кормиться искусственно. Из - за искусственного характера цирроза никто не знает, сможет ли печень когда-нибудь восстановиться и освободиться от искусственной диеты.
На самом деле это очень плохо, если вдруг когда-нибудь Оливия пострадает от ещё одного конфликта беженца или его рецидива -  потому что из-за задержки воды - Оливия теперь имеет лишь одну почку - нагрузка на неё каждую ночь в объёме почти 10% от собственного веса может иметь непоправимые последствия, вплоть до диализа.

в) Болезнь Аддисона: Оливия, по наблюдению родителей и всех окружающих их людей, и в соответствии с фотографиями, имеет изменение цвета кожи – на бронзовый. Кахексия, гипертония и т.п. означает наличие некроза коры надпочечника оставшейся левой почки. Соответствующий конфликт – «я двигаюсь в неправильном направлении», который либо ещё активен, либо не может прийти к завершению из-за химиотерапии.  Опять же, мы не знаем, может ли когда-нибудь потенциально завершиться восстановление, потому что здесь дело в совершенно искусственной причине (ятрогенная причина)и никто не может делать предсказания. Обычный прогноз очень плохой.

г) Радиационное разрушение костного мозга: Оливия подвергалась радиационному облучению области живота и позвоночника. Часть костного мозга была разрушена. В сочетании с химиотерапией Бартенштейна лобби кроветворения настолько ниц , что Оливия должна регулярно получать переливание крови, иначе они умрут.

д) рак печени: Аденокарцинома печени была определена Университетом Барселоны ещё в мае 1995. Процесс исцеления после рака печени был также прерван жёстким радиационным излучением и химиотерапией, дополнительно вызвав искусственный цирроз печени. Процесс   продолжается до сих пор, что было официально подтверждено в клинике в Тульне.

е) рак лёгких: Этот рак также был диагностирован в начале августа 1995, что официально было подтверждено в клинике в Тульне, но в настоящее время этот вопрос не может быть изучен более подробно из-за отсутствия информации от лечащих врачей.

ж) частичный спастический паралич рук и ног: В Новой Медицины  мы знаем спастический паралич как симптом «зависшего исцеления» от двигательного конфликта. Но в данном случае это может быть «зависший процесс исцеления» реле мозга, отвечающего за этот двигательный конфликт, подавляемый химиотерапией. Опять же, никто не знает, будет ли этот процесс когда-либо обратим.

з) язвы слизистой оболочки полости рта: Оливия все ещё имеет сильные боли от язв слизистой оболочки полости рта из-за химиотерапии, поэтому часто просыпается ночью из-за этой боли.  Каждый процесс приёма пищи сопровождается мучением.
Увлечение страдиционной медицины этой псевдо-терапией путём радиационного и химического отравления не имеет ничего общего с естественными биологическими процессами.


Почему ни одного КТ-снимка не было сделано в течение 4-х месяцев?
Причина очевидна: так называемая «традиционная» медицина, которая отрицает добросовестный научный анализ Новой Медицины вот уже в течение 15 лет,  делает вид, что выбранный способ «лечения» сам по себе является доказательством его эффективности.  «Большой живот - радиация, химиотерапия, хирургия - небольшой живот – ребёнок здоров, браво!» Таким образом, при отсутствии всякого контроля, можно управлять общественным мнением.
Дело Оливия это не только «конец журналистики» (недавняя статья в венской газете «Die Presse»), это также конец нашей мечты о демократии.
Речь идёт не только об Оливии, это также о тысячах других детей, которые с невообразимой бесчеловечностью подвергаются подобному «лечению»!
Если суды, органы власти, средства массовой информации и медицина без всякого контроля   сотрудничают преступным путем, то это называется диктатура. Это именно то, что происходит сегодня в Австрии и   Германии.
Австрийское агентство печати спросило меня, мог бы я спасти Оливию исходя из принципов Новой Медицины. Я ответил: «Когда человек не подвергается действию радиации (облучение), членовредительства (хирургия) и отравления (химиотерапия) – Новая Медицина показывает фантастические результаты.  В 95% случаев человек полностью выздоравливает. Но никто и ничто, даже Новая Медицина - не может  исправить неудачи традиционной медицины, такие как изменения в головном мозге и цирроз печени в результате отравления крысиным ядом. Химио-мания базируется на чисто финансовом интересе, и её продавцы не остановятся ни перед чем, без каких-либо сомнений!»

Битва за доступ к клиническим записям Оливии
С августа 1995 родители Оливии по крайней мере  30 раз официально  в письменном виде от себя и от своего адвоката просили предоставить доступ к клиническим записям по делу Оливии, в том числе копии этих документов. Всё без результата!
Только из официальных пресс-релизов руководства больницы они узнавали о непрерывной химиотерапии их ребёнка и об «успехах лечения».  Фактические важные выводы, такие как результаты гистологии удалённой  правой почки, КТ и МТР изображения, рентгенограммы, показатели креатинина и   значения артериального давления до операции или описание остановки дыхания в начале химио «терапии» - всё это держалось в секрете!  Человек в течение нескольких месяцев подвергается тяжёлому лечению - возможно со смертельным исходом – есть все основания скрывать положение дел от родителей и общественности.

Что скрывалось в медицинских записях Оливии?
Родители Оливии получили доступ к файлам только 22.02.1996! Им было запрещено что-либо копировать – можно было только смотреть. Возможно, врачи рассчитывали на то, что родители ничего не понимают в медицинских терминах.   Но родители знали, что они конкретно должны были искать:
-  В записях не оказалось никаких документов об остановке дыхания (клинической смерти) в начале принудительного лечения!
- Также отсутствовали все документы, касающиеся КТ-снимков в период между Тульном и операцией в Вене.
- Отсутствовали данные об уровнях креатинина между 14.09.1995  и 03.10.1995.
Но у нас нет сомнений,  что уровень креатинина в этот период до и после операции повысился до 2,3 мг%.  Семейный врач семьи Пильхар наблюдал эти данные в медицинских записях в этот период, но их так и не показали родителям Оливии из-за страха критики.
- Информации о гипертензии (высокое кровяное давление 140/100 мм рт.ст.) также не оказалось.
Результаты гистологии видимо забыли удалить из файлов или считалось, что родители ничего не понимают в этом. Однако из записей стало ясно, что по результатам гистологии удалённой почки там была « хорошо инкапсулированная, компактная нефробластома в вентральной части почечной паренхимы». Никакой Опухоли Вильмса не было! – вот переписанное родителями Оливии заключение из медицинских записей:

«…расширенная некротическая опухоль с большими площадями фибробластов ..., с очагами некроза, в которых находятся опухолевые клетки; очаги кальцификации…»

Для тех, кто понимает медицинские определения (подтверждено в университетской клинике Барселоны):
а) компактная нефробластома с затвердевшей капсулой,
б) кальцинированная каверна почки в вентральной части удалённой правой почки.

Т.е. это следы прошедшего туберкулёза правой почки – а это и был  мой диагноз ещё в  мае 1995 года – в дополнение к диагнозу «Аденокарцинома печени», который всё-таки подтвердили в АКН в Вене.
Грандиозность лжи не в том, что врачи в итоге подтвердили (почти через год!) то, что мы и  так знали с самого начала, а в том, что все профессора, судьи, политики и редакторы СМИ поддержали эту ложь! Медицинские записи тщательно скрывали от родителей и общественности только потому, чтобы скрыть всю эту ложь Приходится констатитровать, что этим объясняются и фактическое похищение ребёнка от родителей, вся эта смертельная псевдо-терапия  - проводилось вопреки здравому смыслу!

В 5 аспектов дела Оливии:
В целом, можно рассматривать случай Оливии на 5 уровнях:

1.       на общечеловеческом уровне
2.       на медицинском уровне
3.       на политическом уровне
4.       на правовом уровне
5.       в плоскости медиа (СМИ)

На каждом из этих пяти уровней дело Оливии вскрыло имеющиеся ужасные «стандарты», показывая, что может случиться со всеми нами в ближайшее время.

****

Ну, вот и всё.  4 месяца на перевод этой книги, думаю, не были потрачены зря.  Хоть я и переводил не 100% текста, всё-таки суть я старался передать точно. Дальше – думайте сами…




.
Tags: Оливия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments