Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Category:

Дневник Оливии (30) - Заключение-1.

Окончание. Начало книги (Часть 1) - здесь.

Дневник Оливии   - ЗАКЛЮЧЕНИЕ (1)                           Оригинал текста - http://www.olivia-tagebuch.at/medizinische-bilanz.html

Медицинские данные (от доктора Хамера)

Оливия, этот славный и очень симпатичный ребёнок, попала в жернова врачебного спора.

НА сегодня мы имеем две медицины. Первая – это мизантропичная брутальная ортодоксальная медицина с бесконечным числом гипотез, не имеющая никаких аргументов против контрдоказательств.  Власти называют её «социализированной медициной», которая  имеет исключительное право голоса, и поэтому называется «признанной медициной», потому что она легко интегрируется с государственным аппаратом. Все, кто выступает против этого, подвергаются психологическому (психиатрическому)  террору.

Вторая медицина – это Новая Медицина.  У неё есть все научные аргументы, которые только существуют, потому что она основана на 5-ти доказуемых Биологических Законах Природы, которые могут быть воспроизведены в случае любого пациента. На сегодняшний день она может опровергнуть основные ортодоксальные постулаты традиционной медицины в  любом отдельно взятом исследовании. Таким образом, у многих есть соблазн считать её «непризнанной».   Если Новая Медицина будет иметь преимущественную силу, мы могли бы обойтись без «химио-крысиного яда», а также на дорогих кобальтовых ядерных бомб (радиационная «терапия» и двух третей наших больниц, где царит паника среди пациентов.

 Таким образом, этот сугубо медицинский спор имеющаяся «социализированная медицина» воспринимает как экономическую войну и ведёт её с беспощадной жестокость, в буквальном смысле окружая себя горами трупов…

Маленькая Оливия попала под колёса этого страшного поезда, несущегося на всех парах. Всё, что ей пришлось пережить – было написано в её глазах. Ничего не надо было даже говорить – её глаза говорили сами за себя. Поэтому многие врачи не задерживались в её палате дольше пары минут – даже представителями этой «социализированной медицины» было трудно находиться рядом со страдающим ребёнком.

Никто не сможет уже сказать что это было какое-то упущение или недоразумение. И судьи, и врачи, и все те, кто поддерживал в этом противостоянии государственную власть, могли проверить тезисы Новой Медицины буквально за один-два дня. И тогда тысячи других детей и пациентов, подвергающихся до сих пор мучительному «лечению», имели бы шанс на выздоровление. Но этого не было сделано. Таким образом, вся страна является соучастником в этих «быстрых убийствах».

Государственная медицина может работать в тайне и, таким образом, защищена со стороны властей. На сегодняшний день у родителей Оливии нет никаких выводов врачей или текущих КТ-снимков и результатов обследования. Это в буквальном смысле государственная тайна! Даже после многократных запросов (семь раз!) немецкой прокуратуры эти файлы не были опубликованы ...   По этой причине, также в настоящее время не представляется возможным дать надлежащую медицинскую оценку текущего состояния здоровья Оливии.

С точки зрения Новой Медицины:

ПО состоянию на весну 1995 года у Оливии в течение трёх лет активно продолжался «конфликт жидкости» для почек: когда ей было 3 года, она каталась со своей тётей на надувной лодке по озеру, когда одна из секций этой лодки стала пропускать воздух. Тётя Оливии, которая не умела плавать, стала пронзительно кричать что «мы все утонем», хотя рядом в озере купались люди. Оливия запаниковала и этот сильный шоковый конфликт ударил в паренхиму почки – на уровне ткани начался некроз (разрушение ткани) в правой почке.  С этого момента Оливия строго избегала плавания и катания на лодках.


При конфликте большой силы и длительности на уровне ткани можно обнаружить некроз, если сделать КТ-снимки почек (активная фаза конфликта).  В то же время можно рассматривать как ещё один симптом активности этого конфликта или некроза почек – заметное повышение кровяного давления.  Но у Оливии никто не проверял давление, т.к. никто не подозревал о подобном состоянии.  Повышенное кровяное давление говорит о функциональном компенсировании некроза (снижения плотности почечной ткани)  для того, чтобы фильтрующая функция почек была сохранена. Биологический смысл этого явления, которое мы называем Специальная Биологическая Программа (СБП) находится в конце фазы восстановления. Восстановление тканей происходит после урегулирования конфликта, которое в случае  Оливии произошло в августе 1994 года, когда она стала снова купаться и плавать. Восстановление происходит с отёком ткани (в случае с паренхимой почки – с образованием кисты, наполненной жидкостью).   Мы называем это почечной кистой, чья внешняя стенка растёт, пока внутри неё происходит сильной деление клеток – восстановление ткани после предыдущего некроза.  В конце концов, после 9 месяцев, эта киста из жидкой становится затвердевшей с собственной системой кровеносных сосудов. Эти так называемая «нефробластома» (= затвердевшая почечная киста) является частью почки и также выполняет ей функцию – фильтрует кровь и производит мочу. К концу фазы заживления давление крови приходит в норму. В первые 5-6 месяцев своего формирования и роста, когда  киста всё ещё  частично жидкая, хотя уже частично и сформировавшаяся, в традиционной медицине она называется «опухоль Вильмса».  Это название является абсурдным, потому что это всего лишь временное состояние. Биологическим смыслом всего этого процесса является усиление почки. Понимая смысл этой ситуации, имеющуюся кисту почки объёмом 450 куб.см, которую называют нефробластома, не нужно было оперировать. Это только медицинская мания всё непонятное называть «злокачественным».



На снимке - высокий срез правой и левой почки. Левая почка, как правило, расположена выше, чем правая. На этом снимке от 22.05.1995 видно почечную кисту («опухоль Вильмса»), которая до сих пор имеет несколько жидких участков (более тёмные области). Родившееся в закреплении почек киста правой почки , поэтому начинается с верхнего полюса почки и толкает вперед (вперед).

Теперь посмотрим на печень. Мы знаем, что правая почка расположена ретроперитонеально (позади брюшины) и ниже печени. Таким образом, образовавшаяся почечная киста толкает брюшину вперёд (вентрально). Поэтому, когда доктор Lieschen Müller говорила о  воображаемых «метастатических клетках», которые перешли из почки в печень, она просто наблюдала эти «клетки» очень близко от печени. Тем более что эти мифические метастазы должны были сначала пройти сквозь париетальную брюшину, а затем через висцеральную брюшину печени – то ещё «путешествие»! Но на такие мелочи официальная медицина не обращает внимание.  Путь подобных «метастазов», например, в лёгкие, ещё более труден и тернист! – через брюшину, диафрагму, через две плевры… Но подобная фантастика до сих пор устраивает врачей.   Как сказала главный врач венской больницы отцу Оливии к концу химиотерапии: «В настоящее время в соответствии со стандартом мы предполагаем наличие в организме вашей дочери  по крайней мере д  10 миллионов злокачественных клеток, которые мы должны убить.»


Этот снимок от 22.05.1995 - вертикальный срез через заднюю часть печени и область почек. Три верхние стрелки указывают на рак печени, нижняя  стрелка на формирующуюся почечную кисту в верхнем полюсе правой почки.

Кроме того, у Оливии были ещё следующие конфликты:

Конфликт беженца (рак собирательных трубочек почек – для обеих почек) и конфликт угрозы голода (рак печени).
 Оба конфликта активировались у  Оливии в 1-й её день в школе (4 сентября 1994) после летних каникул, когда её матери была предложена работа в качестве преподавателя в  её родной деревни Maiersdorf, в результате чего Оливию «внезапно» отдали  бабушке и дедушке, которым пришлось заменить маму. Но даже это ещё не всё:  мать Эрика, отличный повар, больше не могла готовить привычную для её ребёнка еду, а бабушка часто готовила теперь для внуков еду с большим количеством масла. Оливия часто говорила – «Я не могу это есть!»
Оба конфликта разрешились примерно в одно время, когда её мать Эрики «вернулась» к своей дочери (17 мая 1995). Восстановление началось, хотя и прерывалось из-за пребывания в больнице до конца июня 1995 года - как обычно для этого вида рака в присутствии ТБ-бактерий, с тяжёлыми ночными потами и низкотемпературной лихорадкой (туберкулёзные бактреии разрушают раковую опухоль).    При таком туберкулёзном процессе заживления – обе почки (независимо от формирующейся кисты в правой почке) опухли из-за отёка, но правая - больше. В результате этого процесса восстановления в тканях остаются каверны (полостей в ткани) - в почках и печени, сопровождающиеся процессом кальцификации. Для обеих почек, этот процесс, вероятно, уже в основном завершился при возвращении семьи Пильхар в Австрию, так как нпо результатам гистологии правой почки был определён некроз с кальцификацией, а в печени процесс исцеления был зверски остановлен лучевой и химиотерапией и тем самым искусственно (ятрогенно  = врачебная причина) образовался цирроз. При циррозе   печень значительно снижает свою функцию и не может расщеплять белки так, как это необходимо. Поэтому пациенты должны питаться   внутривенными инфузиями аминокислот.

На первый взгляд для многих читателей может показаться странным, что они должны представить себе, что туберкулёз, которого так все боятся, рассматривается здесь как в основном хорошее средство от рака печени или почек. Но это действительно так! До недавнего времени диагностические средства медицины были недостаточно развиты, и сам рак было трудно определить, но туберкулёз (как конечная фаза восстановления органов)  с его типичными симптомами - ночные поты, низкотемпературная лихорадка, потеря белка и т.д. - определялся легко, но интерпретировался как «начало конца».   Если у ребёнка определяли протеинурию (наличие белка в моче) и наличие  «кислых бактерий», то есть микобактерий туберкулеза в моче, то врачи знали – ребёнок имеет туберкулёз почек.  Сегодня с нашим хорошим оборудованием рак часто определяется уже в активной фазе конфликта, т.е. до туберкулёзной фазы. Если такой рак начинают лечить, отодвигая саму мать-природу, то у пациента часто нет никаких шансов на выздоровление, потому что:

- вся традиционная псевдо_онко_терапия немедленно использует химическое отравление, которое подавляет естественный процесс исцеления, и
- часто в организме нет необходимых микроорганизмов для устранения раковой опухоли из-за повсеместного использования антибиотиков.

В нашей бредовой санитарно-гигиенической пропаганде врачи считают бактерии туберкулёза «злокачественными» и что они являются причиной «болезни» туберкулёз. Поэтому их пытаются всячески уничтожать. Но они составляют природную «службу утилизации раковых опухолей», и искоренять их  является верхом невежества!

В организме Оливии были эти бактерии и они помогали деградации рака почек и печени (специальное обозначение этого процесса – творожистый некроз). Как правило, после полного распада раковых клеток в массиве ткани остаются так называемые каверны (= полости) с кальцификатами - именно то, что нашли в результатах гистологии удалённой почки после операции. Нефробластома же не имеет никакого отношения к этому процессу.

 Исходя из положений Новой Медицины мы точно знали, что до середины сентября эти восстанавливающие отёки в правой почке и в печени уйдут, т.к. процесс восстановления тканей будет завершён (в правой почке – частично, т.к. там образовывалась независимая нефробластома).   Таким образом, этот новая ткань правой почки  (в случае Оливии - объёмом 450 куб.см) усиливала бы имеющуюся почку в плане выделения мочи и имея биологический смысл усилить эту почку для возможного рецидива конфликта. Мы должны иметь в виду эволюционный контекст, чтобы действительно понять значимость любого процесса в организме!


КТ от 18.05.1995. Мы видим большую опухоль  печени (рак).  В большом затемнении на снимке без труда можно увидеть концентрические Очаги Хамера (подобные же образуются и в мозге) -  признак того, что процессы (и психологический, и органический) всё ещё активны.


КТ печени от 19.05.1995, на один день позже, чем предыдущий снимок. Сечение проходит через купол печени, то есть выше, чем в предыдущем снимке. Опять же, мы видим ряд концентрических Очагов Хамера - свежих активных узелков печени.



КТ от 19.05.1995.   Опять же, в тёмной области ясно видны так называемые «целевые конфигурации». Всё просто: процесс образования опухоли всё ещё ​​обладает активностью.



Снимок от той же даты – 19.05.1995, срез купола печени.  Стрелки указывают на органические Очаги Хамера как на признак активного конфликта. Даже врач-рентгенолог обратил внимание на эти концентрические круги.



КТ головного мозга   от 23.05.1995 - ствол мозга и мозжечок. Профессор Lukaya, известный европейский детский радиолог из  университетской больницы Барселоны (глава -  профессор Rius) поставил диагноз так называемых «метастазов».  Но метастазов в мозге не может быть хотя бы потому, что клетки мозга не могут делиться с самого нашего рождения!

Белое пятно на снимке, на которое указывает стрелка, говорит о том, что в этом реле (отвечающим за печень) идут те же самые процессы – образование Очага Хамера как свидетельство процесса в органе.   Есть только два объяснения тому, почему это реле на снимке мозга может быть «окрашено белым» из-за разрастания глиальной (соединительной) ткан мозга: либо процесс в печени (рак печени) был единичным и когда-то уже был разрешён, или текущий процесс прерывается постоянными активными фазами (рецидивы конфликта).    Это может быть, к примеру, из-за того, что Оливия надеялась , что её мать не будет возвращаться на работу в школу  после Рождества 1994 года. Однако после короткого периода этой «надежды» реальность вернулась  - её мать снова вышла на работу.

Неужели так трудно представить себе, что мысли, надежды, желания и страхи маленькой девочки не вращаются вокруг нового автомобиля или нового дома, но ей важно лишь чтобы мама вернулась домой и готовила любимую еду?..


Продолжение - в следующем посте.


.
Tags: Оливия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments