Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Categories:

Дневник Оливии (25)

Продолжение. Начало книги (Часть 1) - здесь.

Дневник Оливии   Часть 2

Глава 4

Оливия: в заключении за бетонными стенами (продолжение 5)

Вторник, 31.10.1995

Дневник Эрики: Вечером у Оливия появилась простуда и небольшое повышение температуры. Она жаловалась на сильные боли в животе. Хотя боль в горле утихла, она отказалась, чтобы съесть что-либо.

Среда, 01.11.1995

Дневник Эрики: Оливия была очень усталой и подавленной. При попытке слезть с постели и походить по палате она плачет от боли. Вероника сменила меня и я поехала домой. Завтра Гельмут будет с Оливией.

Пятница, 03.11.1995

Дневник Эрики: Уже в 5:00 часов утра я вернулась в АКН, потому что Гельмут должен был лететь в Кельн для участия в телепередаче. Утром я смогла убедить Оливию ходить по коридору на некоторое время со мной. Еду она отрицала полностью. Однако она опять была весёлой. Ночью её рвало.

Прямая трансляция в передаче «punkt 12»: Я воспользовался этой возможностью донести свою информацию до людей через СМИ. Особенно в прямом эфире, где было невозможно «исковеркать» мою точку зрения.

Суббота, 4.11.1995

Дневник Эрики: Выпал первый снег. Уже в 6:00 часов Оливия проснулась по причине тяжёлых спазмов в животе.

Воскресенье, 5.11.1995

Статья в журнале «Экспресс» - «Отец ведёт дочь к гибели?» - Эта статья в ответ на мой живой эфир в программе  «punkt 12». В статье говорилось о «беспомощности ведущего» и о «моих слова, от которых у всех родителей кровь стыла в жилах». Разумеется, речь шла и о моем психическом здоровье…

Вторник, 7.11.1995

Оливия начала действительно есть. Вряд ли можно было в это поверить.  Вчера питательная трубка была удалена для очистки, и в соответствии со словами доктора Slavc её больше не будут устанавливаеть, если Оливия будет есть сама.   Я был с Оливией в этот день, и решил дать Эрике ещё два дня отдыха.

Среда, 8.11.1995

Ночь была очень тихая, не было рвоты и не требовалось никакого вмешательства мед.персонала. Состояние Оливии было для меня загадкой. У меня было впечатление, что она не получала все 100% прописанной ей химиотерапии.

Оливия съела хорошо для начала, в этот день.  Утром -  половину банана, в обед - полпорции супа с лапшой, во второй половине дня  полпорции рулета с гуляшом, половинку банана, одно печенье. Также ей делали внутривенные вливания.  Вес  21,6 кг

Утром она пошла на занятия, а затем мы были у физиотерапевта. Терапевт был уважаемый человек и Оливии он, казалось, хотел понравиться. Он сделал ребенку массу удовольствия, по мере возможности в зале с почти большой шар она была самостоятельной порезвиться. 

День прошёл хорошо, мы легли спать около 23:30

АКН: Доклад о состоянии здоровья ребёнка Оливии Пильхар:

Лечение многострадальной девочки с диагнозом опухоль Вильмса (нефробластома) идёт по графику. Оставшаяся левая почка взяла на себя функцию удалённой вмест с опухолью правой почки и выросла по величине. Поскольку ранее снизившийся вес  из-за потери аппетита вследствие инфузии и кормления через трубку снова поднялся до 22 кг, мы хотим  воздерживаться от неприятной для кормления детей трубки в ближайшее время. УЗИ-тесты  не дают никаких доказательств рецидива опухоли. Печень, которая была в контакте непосредственно с опухолью,  свободна от рака. Оливия регулярно посещает школьные занятия в нашей больнице и играет с другими детьми.   Родители регулярно информируются о лечении и наших выводах. Университет Профессор д-р Р. Урбанек

Доктор Хамер прокомментировал это заявление касательно причины увеличения левой почки. Он боялся, что на левую почку «перекинулся» до конца не решённый конфликт беженца с правой почки, поэтому в ней развивается карцинома собирательных трубочек, что и даёт её увеличение. Помимо этого факта ещё больше лжи было в заявлении из АКН, а именно:  Оливия общалась только с одной 8-летняей девочкой, да и то на протяжении двух или трёх дней в течение месяца, когда та приходила на амбулаторное лечение в клинику. С другими детьми у Оливии не было никаких контактов.  И регулярную информацию о лечении и результатах нам никто не предоставлял.   Утверждение, что   УЗИ обнаружило отсутствие рака, могло удовлетворить только абсолютно далёкого от медицины человека.  С ультразвуком вы можете   обнаружить опухоли больших размеров, но «метастазы» в миллиметровом диапазоне, безусловно, нет. Было ясно, что моё публичное выступление в прямом эфире поставило АКН в неловкое положение.

Четверг, 9.11.1995

Утром Оливия не хотела есть завтрак. Она только укусила один раз банан, и всё. Раньше, чем обычно, мы закончили школьные занятия, и пошли к физиотерапевту. Оливия по-прежнему не может наклонятся, хотя некоторые другие упражнения у неё получались  и она делала их с удовольствием. От скуки она решила ещё раз посетить школьные занятия и немного позанималась.   В целом её состояние было хорошим, и врачи с нами общались тоже достаточно дружелюбно.

Разговор с профессором Urbanek: Он  принёс очередной письменный отчёт о состоянии Оливии. Как и  все предыдущие отчёты этот был  весьма положительным и усеян маленькими вкраплениями лжи.  У нас произошла короткая беседа с профессором.  В частности, я хотел, чтобы он объяснил, при каких условиях он видит выписку Оливии из больницы. Конечно, снова поднялся вопрос о психиатрической экспертизе моей персоны. Профессор Urbanek был того мнения, что мы  должны соблюдать австрийское законодательство, и если судья требует такой экспертизы, то мы оба должны принять это. В качестве примера он привел тюремный охранник, который хочет выпустить убийцу на свободу (эти ассоциация вообще очень интересна с точки зрения психологической интерпретации сама по себе!), поэтому такой охранник также потребует  психиатрической экспертизы. Без этого он не сможет отпустить Оливию с нами домой. Я ответил, что это является абсурдным, тем более что существует много задокументированных случаев исцеления людей методами Новой Медицины, и к тому же теперь она даже официально признана в Испании. То, что это решение не принято пока в Австрии, не отменяет этих фактов. Кроме того, вполне понятно, что напишет обо мне обычный медицинский психиатр, которой принадлежит к той же Системе.

Его итоговое мнение: Шансы Оливии на выживание составляют 8%. К тому же врачи требуют психиатрической экспертизы чтобы просто даже вернуть нам нашего же ребёнка. Вероятность положительного мнения на этот счёт в отношении нас практически равна нулю. Во-первых, это всё делается для того, чтобы мы перестали представлять угрозу для ортодоксальной онкологии, и во вторых подобная практика в дальнейшем может быть прекрасным репрессивным аппаратом для тех родителей, которые не согласны с «рекомендованной» терапией. Кроме Оливии, нам угрожают отобрать опеку и над двумя другими нашими детьми! Публично заявляется, что мы сумасшедшие и представляем угрозу! Для этого даже пытаются использовать суд

Телефонный разговор с доктором Хамером: Когда я рассказал ему о этой общей ситуации с психиатрической экспертизой,  он сухо сказал, что даже правила профессиональной этики не позволяют делать заключения просто на основе анализа видеорепортажей с нашим участием.   Он предложил, что это просто способ давления на нас и попытка вымогательства. Сам доктор Хамер более двух лет провёл под подобным прессом и угрозой психиатрического диагноза,   и поэтому точно знает, что разрешено, а что запрещено. Кроме того,   если все было бы так просто, то уже против нас (и против него)  было создано   много психиатрических оценок.

Пятница, 10.11.1995

В течение дня я занимался с документами,  Эрика была с Оливией в больнице. Она сказала, что Оливия погуляла в течение сорока пяти минут в саду, даже без наблюдения медсестры. Оливия чувствовала себя довольно хорошо, у неё появился аппетит.

Телефонный разговор с доктором Хамером: По сообщению медицинского факультета Университета Тюбингена от 07.11.95 было принято решение не проводить проверку Новой Медицины. Немыслимая ситуация в истории университетов! По его мнению, в настоящее время идёт сильное противодействие любым попыткам дать официальное подтверждение правильности принципов Новой Медицины даже несмотря на то, что университету Тюбингена придется нести полную ответственность. И это вред всем пациентам. Тактика Тюбингена состоит в том, конечно, чтобы выиграть ещё один год без каких-либо действий в этом направлении. 

Понедельник, 13.11.1995

Сегодня я ночевал с Оливией, Эрика поехала домой к детям. Оливия спала всю ночь хорошо. На завтрак она ела целый банан, однако, ей понадобился целый час, чтобы сделать это. В школу мы пришли довольно поздно, так что физиотерапию пришлось перенести на вторую половину для. На обед у нас был суп, Оливия ела медленно и я, вероятно, прикладывал чрезмерные усилия чтобы уговаривать её есть.  Она плакала, а я упрекал себя что не в силах сделать что-либо! Ну как ребёнок в этой ситуации может иметь нормальный аппетит? Эти постоянные вливания и лекарства не позволяют ему прийти! Что еще хуже  - впереди была ещё целая неделя химиотерапии. Сколько это могло продолжаться? Вес Оливии был сегодня 20,3 кг – на целый килограмм меньше, чем вчера. Наверное, она боялась питательной трубки больше, чем себя, по крайней мере сейчас.

Мне сообщили, что доктор Ростовская хочет организовать встречу многих натуропатов и врачей, использующих не только официальные методы лечения для составления заявления в СМИ против имеющейся сегодня «охоты на ведьм», чтобы противостоять соответствующим силам. Многие врачи не согласны с подходом по отношению к нам. Наша семья невольно ужесделала важный вклад для выявления недостатков в медицинской сфере.

Вторник, 14.11.1995

Несколько ночей уже Оливия могла спать без рвоты. Казалось, в первую очередь причиной ей тошноты был зонд и подающееся через него интенсивное питание.  У  Оливии не было аппетита по утрам так или иначе. На утреннем осмотре, которые проводил профессор Urbanek и доктор Slavc на их вопрос о состоянии Оливия ответила, что боли в животе у неё нет, хотя до этого она по утрам всегда жаловалась на эту боль. В любом случае причину  этой боли   врачи до сих пор не могли определить. Но самой актуальной проблемой был этот зонд.  Профессор Урбанек заявил, что если Оливия будет нормально есть, необходимости в зонде не будет. Я напомнил, что впереди по их плану ещё неделя химиотерапии, которая даёт воздействие на слизистые оболочки, в т.ч. во рту, и ребёнок не может есть из-за этого – получается замкнутый круг. Профессор Urbanek устало ответил мне, что он сам находится под большим давлением со стороны прессы, и при всё уважении к Оливии хочет чтобы ситуация разрешилась хорошо для всех нас, поэтому просит меня проявлять сдержанность. Качая головой, я подчеркнул, что мы по-прежнему выступает против химиотерапии и наше мнение не меняется по этому вопросу, после чего профессор сразу потерял интерес к разговору и вышел из палаты.

Ночью Оливию снова рвало, хотя вечером аппетит немного вернулся.

Среда,  15.11.1995

Сегодня я просто собирал в один список имеющиеся факты о противодействии подтверждению действенности принципов Новой Медицины:

- обнародованное конфиденциальное письмо Президента медицинской ассоциации Штирии доктора Routil  губернатору Штирия доктор Krainer, в котором г-н  Routil ясно даёт понять, что считает подтверждение Новой Медицины неприемлемым;

- Председателем австрийского фонда Помощи детям, больным раком, является владелец фармацевтических компаний;

- имеется замалчивание скандальных злоупотреблений в венской государственной больницы со стороны врачей. Ни одна медицинская ассоциация, ни один политик, ни один суд не разрешил преследовать тех, кто был в этом замешан;

- никто не рассматривает и не изучает ошибки ортодоксальной медицины, как и случаи спонтанного излечения от тяжёлых болезней. Ни одно исследование не говорит о том, что происходит с больным раком, если их не лечить «традиционно». Хотя чисто логически спонтанное излечение – это и есть настоящее природное (биологическое) исцеление;

- международные протоколы химиотерапии, при этом, корректируются раз в полгода. Какое ещё заболевание имеет такой интерес со стороны международной медицины? Только СПИД! – та же самая афера на межгосударственном уровне!

- Постоянное откладывание проверки трудов доктора Хамера со стороны университета Тюбингена;

- клевета на доктора Хамера, в то время как его правота уже признана судом в Испании;

- попытки физического устранения доктора Хамера, угрозы в отношении его пациентов;

- и т.д. и т.п.

Если просто сложить эти два и два – то кроме отвращения к существующей Системе это ничего не вызывает. Что может сделать отдельный человек в такой ситуации? Начать своё собственное изменение. И тогда Система не будет иметь над нами власти.

Официальный пресс-релиз АКН:    Лечение Оливии проходит по графику. Оливия хорошо переносит усиление химиотерапии в эти дни. Её аппетит нормальный, она может сама выбирать, что есть. Она регулярно посещает школьные занятия, любит проходить физиотерапию. Родители по очереди находятся с ребёнком.

Университетский Профессор д-р Р. Urbanek

«…она может сама выбирать, что есть» - опять маленькая ложь. Я хочу снова обратить внимание, что при химиотерапии «аппетит» несовместим с поражением слизистых оболочек рта и ЖКТ, и из-за рвоты если ребёнок и хочет что-то есть, то не может это делать физически…

Четверг, 16.11.1995 – Суббота 18.11.1995

Дневник Эрики: Оливия снова ощущает сильные боли в животе, у неё практически не было аппетита  - в  течение дня выпила полчашки чая и съела кусочек мандарина. На следующий день Оливия тоже выпила только полчашки чая и съела одно яблоко…  В субботу Оливия снова жаловалась на боль во рту (химиотерапия), но смогла немного поесть домашней лазаньи.

Среда, 22.11.1995

Телефонный разговор с доктором Хамером: он получил повестку из прокуратуры по поводу дела Оливии. Назавтра у нас самих запланировано слушание в суде, и он порекомендовал нам побольше молчать и не делать пока никаких заявлений, которые могут быть вредны для нас в дальнейшем. У суда в любом случае нет каких-либо доказательств нашей вины. Также доктор Хамер прислал нам копию официального письма немецкого Бундестага о недостаточной эффективности  традиционной медикаментозной терапии лечения рака. В этом письме от 09/11/1987 в частности говорится: «В расследовании обнаружено, что один из субсидируемых на сумму более 200.000 DM (ежедневно!) научно-исследовательском онкологическом центре в Гейдельберге не было получено никаких, даже минимальных (!) доказательств эффективности традиционной терапии рака . Протокол 184, 8-й встречи парламентской срок ).  Судья Zak, который рассматривает наше дело, предполагает, что Новая Медицина является ложной. Имеет ли он какие-либо доказательства этому?

Оливия страдала из-за химиотерапии, вероятно, уже до состояния цирроза печени. Печень может быть уменьшена, и теперь не может расщеплять белок на аминокислоты. Таким образом, искусственное питание возможно только с помощью инфузии, но это вызывает постоянную рвоту. На телевидении  врачи показали только КТ-снимки от начала августа, когда печень по-прежнему  была ещё велика. Боле поздние КТ никому не предъявляли.    Если Оливия умрёт, патологоанатом обязательно определит причину смерти «рак печени»,

Четверг, 23.11.1995

Наш опрос в суде судьёй Zak: Он хотел  знать, как именно Оливия лечилась  во временя нашего пребывания в Германии. Я объяснил, что лечение было согласовано с доктором Хамером, мы в это время были в пансионе Seeblick, где доктор Хамер посещал Оливию.   Кроме того, я был в постоянном контакте с доктором Leibold, который в течение всего времени давал Оливии гомеопатическе лечение. Я также попросил приобщить к делу письма из  Министерства здравоохранения о канцерогенности цитостатиков, из немецкого Бундестага и письмо доктора   Routil губернатору Krainer.  Я также настоятельно высказывал общее мнение, что это медицинский спор, но никак не юридический.

Судья Zak хотел также знать, почему я всегда использую слово «мы». Я объяснил, что Эрика и я едины в мнении и хорошо ориентируемся в имеющихся фактах. И мы считаем, что традиционная медицинский терапия рака не имеет никакого эффекта в связи с официально признанной смертностью в традиционной онкологии в 92%.  Мы оба считаем, что химиотерапия должна быть отменена, а Новой Медицине следует открыть путь для излечения тысяч пациентов.    Я также отверг любые психиатрические экспертизы в свой адрес и в адрес Эрики по совету своего адвоката, поскольку любое мнение традиционного психиатра будет предвзятым. 

В целом, допрос прошел хорошо, и у меня было хорошее чувство для остальной части вопроса.

Дневник Эрики: Оливия чувствует себя хорошо. Доктор Slavc при осмотре отметил, что спастика ног Оливии усилилась, поэтому нужно больше заниматься физиопроцедурами. Позже он обсудил это с доктором Seidl. Оба они озаботились усилившейся спастикой, отсутствием «ножного рефлекса» и чувствительности ног у Оливии. Доктор Seidl даже высказал предположение, что такое состояние может, но не обязательно должно (!) у Оливии остаться и дальше…

Понедельник,  27.11.1995

Телефонный разговор с доктором Хамером: Доктор Хамер говорил с профессором Stammer об Оливии, и они оба были при мнении, что она страдает от цирроза печени. Таким образом, необходимые аминокислоты могут быть усвоены организмом только через инфузии. Печень не может выполнять эту работу – поэтому у Оливии после двух или трёх ложек еды образуется вздутие живота, а при кормлении через желудочных зонд вообще возникает рвота.

Разговор с доктором Leibold и нашим адвокатом: Можно попытаться предоставить больнице аргументы для того, чтобы перевести  Оливию на  уход  на дому было. Доктор Leibold, доктор Grill, наша семейный врач и другой врач-гомеопат должны сформировать медицинскую комиссию, которая возьмет на себя ответственность. Например, угроза внутрибольничных инфекций: есть научно обоснованные утверждения, которые показывают, что пациенты при длительном нахождении в стационаре страдают от больничных инфекций, которые они не получили бы дома.  Другие стратегии: представить в суд больше информации о цитостатиках, чтобы подтвердить наше мнение что продолжение химиотерапии после полного удаления опухоли и отсутствия метастазов это чисто ненаучная практика ничем не подкреплённая.

Дневник Эрики: Оливия спала хорошо, у неё даже был немного аппетит.

Четверг, 30.11.1995

Оливия: Перерыв в химиотерапии явно пошёл Оливии на пользу. Её вес 22.4 кг, ей каждую ночь ставят двухлитровые питательные инфузии. Болей и тошноты в течение дня не было. Однако меня беспокоило назначенное со следующего понедельника возобновление химиотерапии.

Утром ей сделали УЗИ. Инспектирующий врач сказал, что этот метод не допускает никаких точных высказываний, однако грубые оценки возможны. Почка была расширена.
По словам врача, левая почка теперь должна взять на себя работу удалённой правой почки.
Доктор Хамер имел другую точку зрения в этом отношении, но я позволил себе не начинать дискуссию по этому вопросу. Рассмотрение печени показало однородную ткань и никаких очевидных пятен, экспертиза тонкой кишки не выявила ничего необычного, по крайней мере, в соответствии с отчетностью лечащего врача.

Пятница, 1.12.1995

В 9:30 Эрика пришла сменить меня.  Днём я встретился в одной женщиной, которая рассказала мне свою историю: Несколько лет назад она развелась с мужем, и её сын очень переживал это событие, но нашёл утешение в футболе, которым занимался очень серьёзно. Однако из-за не слишком хорошей успеваемости в школе он не мог одно время посещать знаятия, и в итоге выбыл из команды.  В результате (согласно Новой Медицине) он перенёс сильный конфликт самообесценивания по отношению к обоим коленям, которые сильно распухли. Мать пошла с сыном в больницу, где ему сделали болезненную биопсию суставов.  Потом последовало четыре месяца химиотерапии и врачи настаивали на ампутации обеих ног выше колена, даже без согласия родителей. Когда мать про это узнала, он забрала сына из больницы и обратилась к доктору Хамеру. Он сказал, что нужно разрешить мальчику играть в футбол. Это был большой риск, т.к. кости и суставы были ослаблены, был риск перелома, но играть нужно было не на результат, а просто разрешить это делать в лёгкой форме. Мальчик стал играть, при этом он почти год испытывал сильные боли в коленях и костях. Но в итоге всё прошло хорошо. В настоящее время ему 14 лет, и у него две своих ноги на месте. Также очевидно, что у этой мамы до сих пор проблемы с органами опеки из-за этого случая.

Если бы тогда этого мальчика стали насильно лечить, сегодня он был бы без ног в инвалидной коляске, если вообще был бы жив!

Оригинал текста – http://www.olivia-tagebuch.at/betonmauern-seite-9.html

Продолжение следует…


.
Tags: gnmpro, Оливия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments