Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Category:

Дневник Оливии (24)

Продолжение. Начало книги (Часть 1) - здесь.

Дневник Оливии   Часть 2

Глава 4     Оливия: в заключении за бетонными стенами (продолжение 4)

Суббота, 7.10.1995

К нам приехали отец и сын из Бремена. У Мартина была инвалидность, поэтому его отец волновался из-за такой длительной поездки, однако они не жалели ни сил, ни средств чтобы  познакомиться с нами лично.  Мартин после небольшого времени традициоой терапия рака «сбежал» из больницы и отправился к доктору Хамеру. В то время доктору Хамеру как раз пришлось закрыть свою клинику из-за преследования. Все «товарищи по несчастью» Мартина, с которыми он проходил лечение, на сегодняшний день умерли.

Воскресенье, 08.10.1995

АКН: Эрика просила доктора Slavc   приостановить проведение химиотерапии  пока Оливия не восстановит свои силы. Доктор объяснил, что в настоящее время химиотерапия проводится по протоколу для стадии II, и что химио-дозы уже были сокращены до и после операции в половину.  Тем не менее, вполне вероятно, что в теле Оливии есть ещё миллионы раковых клеток, и что их нужно полностью уничтожить. Во время операции было показано, что опухоль не срослась с другими органами, была заключена в твёрдую капсулу и только 10-35% живых опухолевых клеток, вероятно, существовало на тот момент. Химиотерапия сегодня проводится из трёх препаратов.  В настоящее время данные по крови и уровень креатинина были в порядке.
Тем не менее, у Оливии была увеличена сердечная мышца. Врачи это объяснили тем, что «гигантская опухоль» должна была снабжаться кровью. В связи с этим должны быть проведены консультации со специалистами по сердцу, для интерпретации этих данных. Оливия весила 20,8 кг. Доктор Slavc отдал приказ, что вес Оливии никогда не должны падать ниже 21 кг. Когда Оливия наберёт 25 кг, она может вновь нормально питаться и даже отпущена домой.  Вероятно, это станет возможным недель через семь.


Оливии вставили трубку-зонд для питания

Понедельник, 9.10.1995

АКН: Эрика составила заявление профессору Urbanek:

Уважаемый профессор!   После последнего курса химиотерапии на 02.10.95 состояние Оливии очень плохое. Она не ела в течение почти двух дней, её постоянно рвало и она   теряла вес. Боль в нижней части живота была всё больше и больше. Её физическое состояние является относительно слабым, а вес всего 21 кг, поэтому я настоятельно прошу вас отменить химиотерапию хотя бы до тех пор, пока её вес на будет 25 кг. Я могу себе представить, что организм пытается  справиться с этой тяжёлой терапией.
Кроме того, Оливия ещё жалуется на боли в нижней части живота, то есть вся пищеварительная система также реагирует на лечение таким образом. Я прошу вас , ради жизни моей дочери Оливии, серьёзно отнестись к этим проблемам. Я думаю, что индивидуальные особенности и состояние конкретного человека  в конечном счёте имеет решающее значение для успеха такого серьезного лечения.  С наилучшими пожеланиями…

Вторник, 10.10.1995

АКН: желудочный зонд продвинули ещё на 10 см дальше в тонкий кишечник от желудка. Врачи обещали тем самым снизить активность желудка, и, следовательно, они верили, что так смогут уменьшить боли в животе Оливия. Я не мог избавиться от ощущения, что врачи в отношении этой боли в животе двигаются абсолютно на ощупь в темноте. Это было тяжёлым испытанием для Оливии.

как будто это не пациент современной больницы, а узник концлагеря…

Во время осмотра доктор Urbanek снова играл всезнающего, мудрого Бога в белом и объяснил Оливии, что её боли в животе появились из-за смены рациона питания. 

Оливия с братом и сестрой

 Эрика пытается кормить Оливию

Оливия с бабушкой. Кроме того,   заметен паралич мышц на правой руке.

Понедельник. 16.10.1995

АКН: Эрика и Оливия были в хорошем настроении. Но на этой неделе Оливия должны были провести химиотерапию в течение пяти дней! Я не мог на это смотреть, но понимал, что я должен это всё видеть и запоминать.  Врач надел резиновые перчатки, закрывающие его руки до локтей, а поверх них – ещё одни, прозрачные. Шприцы были относительно тонкие и удлинённые. Один из них был наполнен жёлтой жидкостью, с которой врач обращался с  явной опаской.

Моему ребёнку вводят яд прямо перед нашими глазами!  Нашим единственным способом выразить наша боль были средства массовой информации, но это тоже ограничивается только относительным удовлетворением. Тем не менее, даже этого кому-то показалось много и теперь они угрожают нам, в т.ч. - психиатром. Врачи потребовали проведения психиатрической экспертизы. Они хотели погубить не только нашего ребёнка…

Оливия теперь была совсем лысая. Её последние длинные волосы отрезала сама Эрика. Теперь Оливия  по крайней мере внешне выглядела лучше.  Оливия даже думал, что это забавно, чтобы быть лысым. Эрика сегодня получила парик для Оливии из студии волос, но они оказались такими длинными, что доходили до ягодиц Оливии – она выглядела как Барби.  Эрика отправила этот парик обратно, как явно не подходящий для ребёнка.

шрам Оливии пришлось чистить ...

Шрам на животе Оливии приходилось чистить. Она жалобно плакала, когда шрам очищали спиртовым тампоном.

Впоследствии доктор  Urbanek выкроил для нас время. По его мнению, Оливия была свободна от метастазов. Я указал на то, что Оливии давно не делали конрольных КТ-снимков, и как он может так утверждать не имея тех или иных доказательств? Ещё один специальный вопрос я задал ему - Оливия потела ночью перед началом химиотерапии так сильно, что нам пришлось менять ей пижаму несколько раз за ночь. Её пот при этом имел довольно типичный запах. По словам доктора Хамера, это было туберкулёзный признак  исцеления рака печени или собирательных трубочек почек. Химиотерапия резко отменила этот процесс. Как профессор может это объяснить? По мнению профессора дети в фазе т.н. быстрого сна производят много пота. Я мог только многозначительно промолчать. Высокопоставленный доктор детской больницы, который признался, не может найти какие-либо раковых клеток в организме ребёнка, но тем не менее проводит химиотерапию и при этом не знает симптомы туберкулёза у ребёнка!

Среда, 18.10.1995

Много раз прямо на улице я разговаривал с людьми о состоянии Оливии.  Большинство из них получали информацию из средств массовой информации, где состояние здоровья Оливии описывалось буквально как сказочное. Я пытался соответственно это исправить. Оливия страдала от ужасной боли в области живота. Ночью она всегда кричала. Она больше не могла нормально ходить, и не могла нормально держать ручку или карандаш пальцами рук.  Она была в депрессии.

Это был типичный подход СМИ - состояние Оливии в Германии и Испании было описано как угрожающее жизни. Мы, родители, осуждались. Теперь Оливия страдала во много раз больше, и никто не находил в этом ничего плохого, тем более, что это   всегда умалчивается в средствах массовой информации и врачами. Боль от процесса естественного исцеления  изображалась как бесчеловечная пытка, а боль от принудительной медицинской терапии была общепринята. Это было настоящим извращением!

АКН:  Официальное сообщение о состоянии Оливии: Госпитализация девочки проходит в соответствии с планом. Дозы препаратов (противораковых цитостатиков) она переносит терпимо. Оливия также регулярно имеет дело с физиотерапией. С одной стороны основное заболевание, и с другой – химиотерапия всё ещё не способствуют восстановлению аппетита. Ей всё ещё необходимо дополнительное питание через инфузии и   назогастральный зонд. Хотя Оливия не очень рада этому, это необходимый способ потребления калорий. Оливия регулярно посещает нашу больничную школу и уже сделала первые прогулки на детской площадке в саду со своими родителями. Повторные интервью с родителями и членами семьи будут проведены для переоценки проблемы заболевания.  Профессор доктор  Urbanek.

"… С одной стороны основное заболевание, и с другой – химиотерапия всё ещё не способствуют восстановлению аппетита"  -  Жалкая попытка оправдать то, что эта «псевдо-терапия» разрушила аппетит ребёнка!  Оливия была до принудительного лечения в фазе заживления и имела отличный аппетит. Они ела   нормально. Она была по общему признанию, изможденна болезнью и тяжёлым периодом естественного восстановления организма, но она ела! Сегодня она не ест…

Четверг, 19.10.1995

АКХ: На сегодняшний день была моя очередь, чтобы остаться с Оливией.

Разговор с доктором Zevaluschi: Я спросил его, когда Оливии будут делать следующее КТ-обследование. Он показал мне международный протокол химиотерапии и сказал, что в соответствии с ним   следующее КТ-обследование должно быть после завершения блока терапии, т.е. в течение 8 недель.  Я просил его сделать это раньше, ведь мы, родители, должны убедиться что химиотерапия работает и что в печени больше нет рака. Он ответил, что не обязан убеждать родителей в эффективности терапии, а также это не находится в его компетенции. Также по его словам есть  риск заражения -  из-за химиотерапии на следующей неделе ожидается падение уровня лейкоцитов до опасного минимума, так что число посетителей должно быть снижено до минимума – не более двух человек, и нам нужно будет. Было заметно, что доктора напрягает этот разговор и он делает всё, чтобы побыстрее его закончить.

Оливия: Конечно, она очень расстроилась, когда Эрика собиралась домой, но когда я остался с ней наедине, то к ней сразу же вернулось хорошее настроение. До 22:00 мы смотрели телевизор. Ночь была ужасная. Оливия просыпалась четыре раза и её мучала тошнота и рвота. Я вызывал медсестёр каждый раз. Для них в этом не было ничего особенного. Они просто нейтрально делали свою работу.

Пятница, 20.10.1995

Днём рвотные позывы у Оливии продолжались, от твёрдой пищи она упорно отказывалась – она практически ничего не ела и не пила. 

Суббота, 21.10.1995

Двоюродный брат доктора Zimper – также доктор Martin Zimper  прибыл из Вены с пожеланием снять фильм про Оливию. Мы со своим адвокатом договорились встретиться с ним в кафе в 15:00.

Обсуждения сьёмок фильма в кафе: участники: доктор Martin Zimper и его адвокат господин Мальмеди изт «ARENA film GesmbH», наш косподин Rebasso, Эрика и я. Нам сразу предложили сумму в 500.000 шиллингов за участие и одобрения проекта. Предварительная концепция сценария была адаптирована в соответствии с нашими пожеланиями.  Нам было сказано, что мы можем активно влиять на сценарий, но вместе с тем они выразили беспокойство, что другие могут создать фильм на эту тему, поэтому следует поторопиться – принять решение нам нужно не позднее ближайшего понедельника.   Снова и снова мы подсознательно слышали  угрозу  сделать этот фильм без нас.   Позже с Эрикой мы приняли решение не давать разрешение на сьёмку этого фильма, т.к. мы не без оснований предполагали, что в фильме снова будет показано низкопоклонство перед  традиционной медициной. Мы также подозревали, что мы будем представлены   в фильме как родители-психопаты. Для нас риск фальсификации истории было слишком велико.

Воскресенье, 22.10.1995

Встреча с г-ном Rebasso: Наш адвокат посчитал наше решение отклонить проект фильма как неразумне, но принял его и помог мне создать письмо в кинокомпании. По его мнению, мы таким образом упускаем возможность активно участвовать в правильном представлении истории, да и деньги нам не помешают. То, что проект фильма может осуществляться без нашего участия, предполагалось, но он не был в этом уверен. В конце концов, у нас есть правовые возможности ля противодействия этому, и деньги никогда не были для нас в приоритете. Если фильм будет снять в любом случае, конечно, он вряд ли правильно будет отражать нашу историю. 

Понедельник, 23.10.1995

Утром я получил звонок от г-на альмеди из «Арена-фильм», он получил моё сообщение о нашем  нежелании участвовать в сьёмках его фильма и сообщил, что другая компания хочет снять фильм вообще без нашего участия и попросил меня продолжить переговоры. Я согласился.  Что ещё я мог сделать? Уж лучше поучаствовать в сознании фильма лично и иметь хоть какое-то влияние на его содержание.  Мы назначили встречу для продолжения переговоров на 17:30. Переговоры шли крайне сложно, но в итоге все мои условия были приняты. 

Дневниковые записи Эрики: Оливия по-прежнему страдает от тяжёлых болей в горле и не может есть.  Снова и снова она жаловалась на боли в животе и рвоту. Прежде всего, рвота была когда ей делали иньекции.  

АКН: Разговор с фрау Pilhar в понедельник,  23.10.95

В разговоре с матерью было установлено, что семья   Pilhar снова ведёт фото- и видеозаписи ребёнка в палате, при её взаимодействии с медицинским персоналом или с другими детьми, которые находятся в лечении в нашей клинике. Было отмечено, что отказ соблюдать обязательные условия  может привести к правовым проблемам, которые могут поставить под угрозу участие родителей в стационарном лечении Оливия. Также обсуждали, чтобы сестра г-жи Pilhar не вмешиваться в деятельность наших сотрудников или в лечение Оливии.

Университетский Профессор д-р Р. Урбанек

Четверг, 26.10.1995

Дневниковые записи Эрики: Сегодня Вероника была с Оливией. В полдень мы вернулись к ней в АКН. Оливия была в очень хорошем настроении, но смогла сьесть только две столовые ложки супа. Снова и снова она жаловалась на боли в животе и рвоту.

Пятница, 27.10.1995

Дневник Эрики: Оливия жаловалась на боль в горле. Доктор Slavc говорил со мной о текущей диете Оливии и сообщил мне, что я должна уговаривать её есть больше. Боль в животе и рвота стали постоянными спутниками.

Воскресенье, 29.10.1995

Дневниковые записи Эрики: Вчера я поехала домой, Гельмут остался с Оливией. Около 8:30 я вернулась в АКН. Оливия спала всю ночь, боль в животе, казалось, стала меньше. Вечером, однако, её рвало после введения препарата. Около  21:00 она снова жаловалась на боли в животе и тошноту от искусственного кормления.

Понедельник, 10/30/1995:

Дневник Эрики: Оливия из-за тяжелой депрессии прозанималась с преподавателем только полчаса.  Доктор Зайдль сказал, чтобы не ставить под угрозу терапия придется либо переместить питательная трубка ещё дальше вглубь тонкой кишки  или доступ должен быть создан через брюшную стенку. Было решено двигать трубку – Оливия очень сильно кричала от боли. В дополнение к питанию через трубку она получила и внутривенное питание через сердечный катетер. Ей снова вводили химию.

Они даже не дают Оливии отдохнуть. «Программа должна быть выполнена» - независимо от того, как себя чувствует Оливия, независимо от того, как сильно она пострадала от боли в животе, тошноты, потеря аппетита, боли в горле, и депрессии.

Оригинал текста – http://www.olivia-tagebuch.at/betonmauern-seite-7.html

Продолжение следует…

Tags: gnmpro, Оливия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments