Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Categories:

Дневник Оливии (23)

Продолжение. Начало книги (Часть 1) - здесь.

Дневник Оливии   Часть 2

Глава 4     Оливия: в заключении за бетонными стенами (продолжение 3)

Понедельник, 18.18.1995

7:00 часов: Оливию подготовили к операции.

8:00 часов: Операция начинается. Ожидание было невыносимо. С другой стороны, мы интерпретировали долгую продолжительность операции в качестве признака, что врачи хотят спасти почку.

11:00 часов: Операция закончилась.

12:00 часов: Доктор Horcher кратко объясняет нам протекание операции. Вся операция длилась три часа, и почка  была удалена. На слова доктора Лангера: «Вы же были в состоянии спасти почку!» профессор Horcher кратко ответил: «Если это не достаточно для вас, то извините.» Я лично не оценил такую краткость хирурга Horcher. Оливия была переведена в отделение интенсивной терапии, Эрика может посетить её, но не надолго, сказал хирург. Доктор Лангер только покачал головой от такого высокомерия своего коллеги.

Телефонный разговор с доктором Хамером: Он был поражён, что удаление опухоли, в том числе вместе с почкой, может занять целых три часа. Он также подозревал, что Оливии никогда не давали полную нагрузку химиопрепаратами, в противном случае ребёнок вряд ли сможет выдержать такую длительную операцию.

Во второй половине дня: Эрика, и я ждали снаружи отделения интенсивной терапии. Профессор Horcher появился и поприветствовал Эрику, хотя меня он снова полностью игнорировал. Когда он хотел проводить Эрику к Оливии, я обратил его внимание на себя, что я также хочу видеть своего ребёнка. Он коротко сказал, что  знает, что мне отказано в доступе по приказу дирекции. Снова я не мог видеть моего собственного ребёнка. Конечно, моё вчерашнее письмо было причиной этого нового демарша руководства больницы.

Вторник, 19.09.1995

Обычная медикаментозная терапия рака оставалась для нас  псевдо-терапией, которая бросает вызов  основным правам человека и правам пациентов и является марионеткой фармацевтического лобби. Таким образом, пациентов эта Система заходит так далеко, что использует для этой цели клевету, террор и ложь.

Эрика сказала мне, что Оливия чувствует себя относительно хорошо, но очень истощена и почти всё время спит. Эрика пыталась поговорить с  доктором Urbanek на счёт моего посещения дочери, но он не стал брать на себя ответственность и сказал, что, вероятно, профессор Horcher очень рассердится.

АКН: Следующее заявление было распространено во время пресс-конференции. Мы получили его через знакомого журналиста.

Пресс-конференция "Оливия": Участвовали: Профессор Gadner, профессор Horcher, доктор Krepler, советник Marady, профессор Pötter, Doz. Semsroth, доктор Slavc, профессор Urbanek, доктор Wandl-Vergesslich, доктор Zimpfer.

История болезни в 6-летней Оливии:   Начало записей  29.07.1995

Кахексия, вызванная наличием ракового процесса в организме, плохое общее состояние, сильное вздутие живота из-за опухоли, вес тела колеблется от 27 кг до 27,5 кг (масса опухоли около 6 кг)

Печень и правое лёгкое сжимается опухолью, пневмония права, влажный кашель и затруднённое дыхание. Из-за растущей усталости, потери аппетита,  одышки и тяжёлого воспаления на 2-й день лечения приняты следующие меры:

- Внутривенное питание

- Антибактериальная терапия

- начало ИВЛ

После оценки клинических исследований, анализов крови и результатов процедур обработки изображений, был установлен  диагноз. Опухоль Вильмса / нефробластома (объём приблизительно 6 литров) с метастазами в лёгкие и печень (стадия IV)

Начало цитостатической и радиационной терапии на 2-й день лечения.

Психологическое консультирование с родителями / семьей, физиотерапия.

ИВЛ или интубации могут быть прекращены в течение 2 недель, введение цитостатиков продолжается, как и планировалось.

Сокращение опухоли во 2-ю неделю лечения примерно до 1/10  от первоначального объема (450 мл), исчезновение метастазов из лёгких и печени.

Антибиотики назначаются с самого начала лечения для устранения признаков воспаления  крови и   пневмонии.

Ребёнок может с 3-й неделилечения постепенно снова пить и есть.

С 4-й недели лечения Оливия иногда встаёт с постели и делает небольшие прогулки с матерью в палате детской больницы.

С 5-й недели лечения начинает школьное обучения в клинике.

После завершения первого цикла лечения цитостатиками Оливия находится в относительно хорошем состоянии, масса тела составляет 23,2 кг,  анализ крови является сбалансированным, нет никаких признаков инфекции, функция левой почки нормальная, правая почка зависит от опухоли, другие жизненно важные функции такие как дыхание, пищеварение и кровообращении сбалансированы.

В 8-ю неделю лечения -  18.09.1995, было проведено успешное удаление злокачественной опухоли почки, в том числе и удаление больной правой почки.

В течение следующих шести месяцев будет проведена цитостатическая терапия в клинике.

Профессор Urbanek

*****

Среда, 20.09.1995

Я до сих пор не могу видеться с Оливией. Зачем  ребёнка, проходящего тяжёлое лечение, держать подальше от родителей? Кто берёт на себя такую ответственность? Не правовую ответственность, я имею в виду человеческую ответственность!

Наконец, после вмешательства Эрики мне было разрешено посетить Оливию. У неё была лихорадка и сильные боли. Я услышал разговор медсестёр – они обсуждали значения некоторых показателей, которые были записаны в компьютер. Если параметр был выше или ниже, то они просто назначали соответствующий препарат.

Вот такова философия традиционной медицины: человек это машину, которая «регулируется» снаружи, и если он не хочет «регулироваться» сам, то используем силу!

Материалы нашего уголовного дела, который рассматривается в суде. Заключение эксперта – онколога  из АКН профессора Werner Scheithauer.   Обращает на себя внимание   последний абзац, в котором врач выносит свою рекомендацию в суд, и именно против которой мы категорически против! Хотя судья Zak и сказал мне, что я могу не обращать внимание на эту рекомендацию, потому что сам эксперт «зашёл слишком далеко», сама формулировка показывает о царящей в традиционной медицине самонадеянности. Некоторые врачи действительно считают себя «богами в белых халатах».

Введение морфина, что является обычной медицинской практикой в т.н. «терминальной стадии рака», категорически не принимается в Новой Медицине, тем более в качестве «адекватного лечения», и на наш взгляд на самом деле является «преждевременной эвтаназией».

(текст без изменений, резюме):

Как известно, родители Оливии,  несмотря на  острые симптомы, которые требовали  адекватной и срочной медицинской помощи и размещения ребенка в стационаре, в течение нескольких недель игнорировали это, что делало состояние здоровья Оливия всё больше угрожающим, а шансы на выздоровление в течение нескольких недель были значительно уменьшены – опухоль достигла огромных размеров, ребёнок также стал страдать от   психических симптомов. Только поместив ребёнка в стационар клиники в Тульне мы смогли исправить ситуацию. Поведение родителей, на мой взгляд, это  грубое пренебрежение положением беззащитного человека.

Профессор  Scheithauer

В общем, у меня нет слов для комментария этого «экспертного заключения». Пресса тоже удивила:

Издание «kronen zeitung» - Врачи, делавшие операцию Оливии, подвергались угрозам со стороны доктора Хамера.

Издание «kurier» -  Оливия доверяет своим врачам, её родители всё ещё сомневаются.

Издание «täglich alles» - Храбрая девочка Оливия после операции утешает свою взволнованную мать.

Суббота, 23.09.1995

Утром мы с Эрикой пошли в больницу к Оливии.  В палате Оливии теперь была видеокамера слежения, возможно, где-то был спрятан и микрофон.  Доктор Лангер также пришёл, чтобы осмотреть Оливию. Мне было приятно вновь видеть его и его заинтересованность в нашей ситуации.  Будет ли он  способен выдерживать растущее давление? Сможет ли он   оставаться с нами и дальше? Многие люди, которым мы доверяли, в итоге злоупотребляли нашим доверием, с другой стороны, нам оказывали поддержку совсем незнакомые люди, от которых мы не ждали никакой помощи. Постоянные сомнения были ужасными, и моей единственной поддержкой была моя интуиция.

Вторник, 26.09.1995

Утром мы с Эрикой пошли в больницу к Оливии.  Эрика была в хорошем настроении и полна энергии, хотя Оливии снова стали делать химиотерапию. Так как Оливия очень быстро восстанавливалась после операция, мы подозревали, что ей изначально не давали полные дозы химиотерапии. Мы знали, что врачи были под давлением, чтобы эта история хорошо закончилась.

Среда, 27.09.1995

Оливия, казалось, чувствовала себя очень хорошо. Однако, когда пришла медсестра, чтобы сменить повязки, она разразилась слезами. Перевзка была пыткой для всех. У Оливии была повязку вокруг трубки с портом, через это шланг ей вводили внутривенно кормление, химиопрепараты и все другие вещи. Хирургический шрам  ниже рёбер шёл через весь живот, и удерживался на месте с помощью зажимов. Это выглядело, как молния, и на него страшно было смотреть. 

Четверг,  28.09.1995

Врачи больницы АКН совместно с представителями СМИ решили сделать фильм об Оливии, а чём иногда раньше упоминали, но, поскольку никто не спрашивал нашего разрешения на это, мы не особо задумывались о серьёзности этого.  Однако сегодня мы были шокированы известием о том, что этот проект может быть осуществлён вообще без нашего согласия! Мы сказали, что привлечём своего адвоката к этому делу и подадим в суд.

Относительно нашего судебного дела. Судья Зак сообщил нам, что в настоящее время мнение официальной онкологии будет учитываться, и это вряд ли хорошо для нас.  Поэтому прокурор просил психиатрическую экспертизу по вопросу, было ли у нас намерение жестокого обращения с детьми или нет. Тем не менее, до сих пор не было официального обвинения в похищении детей от окружного прокурора.

Я был расстроен. Мы были изнасилованы не только врачами и властью, но и в средствах массовой информации и даже кинематографистами. Фильм будет снят - с нами или без нашего согласия! Это позволило бы снова выдать общественному мнению людей ложь, и мы были беспомощно что-либо сделать.

Единственное светлое пятно в этой ситуации было в том, что в Испании  в судебном порядке должно было быть вынесено решение о принципе равенства подходов к лечению, т.е. что у традиционной медицины нет какого-то предпочтения.

Пятница, 29.09.1995

АКХ: Утром официально одобренный руководством больницы репортёр сделал несколько снимков Оливии. Несмотря на то, что нам, родителям, до сих пор никто не разрешал это делать, я под шумок сделал несколько снимков.


{C}{C}{C}{C}{C}{C}{C}{C}{C}

В полдень пришло сообщение о решении испанского суда. Я был взволнован, можно было надеяться снова. Выдержка из этого сообщения в "Mittagsjournal" от 09.29.95

...

По компетентному решению суда в Испании, не является преступлением применение методов лечения доктора Хамера. Пациент может добровольно решать с полным осознанием последствий  выбора для лечения Новой Медицины. Кроме того, были официально зарегистрированы случаи, в которых терапия в соответствии с методами доктора Хамера была успешно выполнена на больных раком. Ни один пункт испанского кодекса - таково решение арбитражного суда - не может запретить целебные методы доктора Хамера. Это можно рассматривать не только как первый оправдательный приговор Новой Медицины в Испании, но также и шаг в направлении что же считать теперь «медицинской халатностью».

Официальная медицина – так решил суд - не может рассматриваться как единственный критерий того, что врач может теперь давать своим пациентам.

Разговор с хирургом профессором Horcher, также присутствовал доктор Slavc. Оба врача выдавали тривиальную болтовню, пытались говорить ни о чём конкретном. Профессор Horcher пытался показать, что врачи героически боролись за жизнь Оливии.  Но когда мы ответили, что Оливия подвергалась излишним пыткам, он стал играть в обиженного доктора. Снова и снова он уверял нас, Оливия без этой терапии была бы уже мертва.  Он обвинял меня в том, что мне не хватает чувства реальности. Я напомнил ему, что у нас достаточно документов с подписями врачей, которые подтверждают правильность Новой Медицины и далее сам спросил его, считает ли он что доктору Хамеру не хватает чувства реальности? Он был поражён. Я отметив, что даже я, далёкий от медицины человек, считают более логичным объяснения Хамера о том, что чисто механически опухоль почки не может «перепрыгнуть» и стать опухолью печени.

Когда я показал ему письмо Министерства здравоохранения о вреде цитостатиков, он махнул рукой и сказал, что он знает про это. По поводу исследовании доктор Абеля и дневника матери, чей ребёнок умер от опухоли Вильмса, оба врачей просто рассмеялись. Для меня это было последней каплей, и я указал им на их плохоскрываемое высокомерие, и на то, что всё, что не вписывается в их стандартную концепцию, не проходит сквозь их белые халаты.

Разговор пошел ужасно. Когда профессор Horcher сделал замечание, что нам лучше больше поддерживать Оливию вместо всех этих дискуссий, Эрика в слезах выбежала из кабинета.

Суббота, 30.09.1995

Телефонный разговор с доктором Хамером: Он был в восторге от решения испанского суда, заявив, что наша семья в т.ч. помогла в таком исходе дела.

Разговор с профессором Ängstler (имя изменено): Мой друг Зепп организовал эту встречу для меня. Профессор Ängstler был всемирно известной личность в психиатрии и уже опубликовал несколько сочинений. Зепп знал этого профессора уже в течение нескольких лет. Я надеялся, что этот психиатра даст положительное частное мнение, которое я мог бы предоставить в суде.

Это профессор Ängstler был представителем традиционной медицины, это было ясно для меня, но я надеялся, что он даст независимое мнение как обо мне, так и о Новой Медицине. Моя пухлая папка со всеми документами, которую  я взял с собой на встречу, однако, профессора абсолютно не впечатлила. Он спросил меня, действительно ли я был убеждён, что Оливия имел бы шансы вылечиться с доктором Хамером? Я сказал ему, что этот вопрос вроде бы и  не должен рассматриваться в психиатрическом ключе. В конце концов он позволил мне предложить его кандидатуру судье в качестве свидетеля-эксперта. Хотя частные мнения экспертов не будут, по его мнению, иметь абсолютно никакого значения. Тем не менее попрощались мы очень тепло и он сказал, чтобы я не сдавался.

Понедельник, 02.10.1995

Посещение Оливии доктором Лейболдом: Он кратко беседовал с профессором, доктором Urbanek. Таким образом, доктор Лейболд официально вёл сопроводительную терапию как гомеопатический врач. Я мог  очень хорошо и подробно  обсудить с ним состояние Оливии. Для него, боли в животе Оливии были такими же, как и до операции. Он должен много думать, а затем представить сопроводительную концепцию профессору Urbanek.

Телефонный разговор с другом из Бремена: несколько недель назад он общался с одним 26-летним парнем и тот рассказал свою историю. У него были обнаружены  костные кисты, и врачи хотели «прибрать его к рукам». Хотя ему тогда было всего 17 лет, он смог отклонить их предложения и обратился к доктору Хамер. Сегодня все его бывшие «коллеги по несчастью» с подобным диагнозом, с которыми он успел полежать в больнице, были уже мертвы, и он стал осторожнее. Этот парень очень хотел помочь нам, и хотел приехать к нам в следующую субботу.

Вторник, 3.10.1995

Разговор с д-ром Leibold: Нам до сих пор почти не встречались врачи, с которыми можно было нормально разговаривать, и доктор Leibold был как раз из таких нормальных врачей. Прежде всего, он обладал большим жизненным опытом. Он восхищался нашей настойчивость, но посоветовал нам больше отдыхать.  Состояние Оливии его серьёзно беспокоило.

АКН: Оливия страдала от спастического паралича рук и ног. Врачи описал это как эквинус и как побочный эффект химиотерапии (повреждения нервов). По словам доктора Хамера это был ещё один двигательный конфликт для мышц рук и ног.

Среда, 4.10.1995

АКН: Оливию снова мучили сильные боли в животе. Ближайшую ночь мне разрешили вместо Эрики провести с Оливией в её палате.  Один не известный мне ранее врач вошел в палату и осмотрел живот Оливии. Он сказал, что руководство больницы в настоящее время проводит такую политику, что мне будет разрешено оставаться с Оливией для улучшения её психологического состояния. Он также сказал, что для Оливии моё присутствие рядом лучше, чем моё мелькание на телевидении и в прессе. Это было типично. Сначала мне всё возможное строго запрещают, а когда, наконец, дают разрешение, то оказывается, что всё это было недоразумением или моим собственным нежеланием.

Чуть позже появился профессор Horcher. Возможно он совершенно не ожидал моего присутствия, поэтому сделал только два кратких замечания Оливии и вышел из палаты.

Около 22:00 Оливия уснула, но через полчаса снова проснулась от боли в животе, её вырвало, после чего она уснула, но снова просыпалась около двух часов ночи и половины пятого.

Мы знаем, что наш ребёнок был отравлен, что он страдает, и что его лечение совершенно неправильно – но ничего не можем с этим поделать. Со связанными руками мы просто наблюдаем, как мучают нашего ребёнка, и не можем даже перечить, потому что в этом случае нас насильно разлучат с ним.

Четверг, 5.10.1995

Оливия съела на завтрак кусок хлеба и небольшой кусочек груши. Около 9:00 ей сделали анализ крови и врачи приняли решение снять её с внутривенного питания. Она была в хорошем настроении. Между 9:45 и 10:45 она вместе с ещё двумя детьми занималась с учителем в другом помещении. Когда она вернулась в палату, то жаловалась на тошноту.

В полдень пришла Эрика с детьми и принесла для Оливии домашнюю еду. Было действительно удивительно смотреть, как Оливия вдруг набросилась на еду, хотя она ещё недавно отказалась от пищи. Она действительно сьела много.  Незадолго до полудня онколог доктор Slavc был в нашей палате и сказал мне, что из-за небольшого веса Оливия должна снова питаться внутривенно, завтра ей снова вставят трубку. Это было сумасшествие! Я сам бы не мог есть больничную еду, и врачи должны учитывать, что Оливия  могут очень хорошо есть еду, приготовленную своей матерью. Но в нашей ситуации, видимо, врачей это всё мало волновало – человек по-прежнему рассматривался ими как машина, которую можно просто заправлять топливом без учёта индивидуальных особенностей.

Чтобы убрать спастику, Оливия регулярно после занятий с учителем посещала физиотерапевта, который мягкой щёткой водил по её ступням и ладоням, чтобы стимулировтаь нервы. Также они делали некоторые упражнения на растяжку, прежде всего ног.

Во второй половине дня я взял детей домой, и Эрика вернулась в палату к Оливии.

Пятница, 6.10.1995

Телефонный разговор с Эрикой: Оливия снова ввели желудочный зонд, причём не с первого раза, несколько раз Оливия вырывала его обратно. Бедный ребенок ...

Оригинал текста – http://www.olivia-tagebuch.at/betonmauern-seite-6.html

Продолжение следует…

Tags: gnmpro, Оливия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Онлайн-курс «СВОЯ ЖИЗНЬ» теперь в новом формате!

    Большой онлайн-курс по Дизайну Человека ( Human Design ). . Онлайн-курс «Своя Жизнь» мы запустили в прошлом году и…

  • Факцинация на работе (сборник)

    В одном месте в "кучке" основное: ❗️Эта позиция подтверждается многочисленными решениями судов, например: ✅ решением Арбитражного суда…

  • Жить без страха - ПРОСТО)))

    Ещё несколько отзывов с завершившегося на прошлой неделе 27-го потока онлайн-курса "Стереть Страх". А в воскресенье 10 октября…

  • Захват страны...

    ТЫ И ЕСТЬ СОПРОТИВЛЕНИЕ! сегодня в 14:59 Сегодня одна из самых трагичных дат нашей истории, сравнимая по последствиям с 22 июня 1941 года.…

  • Освобождение. Начни жить без страхов!

    Прошлый, да и этот год выдались трудными и вместе с тем удивительными - огромное количество людей начало просыпаться, и эта тенденция продолжается…

  • Фальсификация Конституции

    А вот она - НАСТОЯЩАЯ Конституция (Основной Закон) Российской Федерации (1992 года!). Чёрным по белому написано "вся власть Советам" и…

  • Знание ГНМ убирает всё ненужное...

    (...) ".... теперь все другое как то даже скучно и недостойно внимания и энергии!" (...) . Ещё один небольшой отзыв от одной из…

  • НАСЛЕДИЕ Новой Медицины (книга доктора Хамера) - 2

    НАСЛЕДИЕ Новой Медицины (книга доктора Хамера) Помимо "главной" своей работы – Научной Карты ГНМ (которая прилагается к курсу…

  • Вера, Знание и ОПЫТ

    . Да, в ГНМ тоже можно «просто верить»… до первого «страшного симптома». Но когда есть ПОНИМАНИЕ, полученное от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments