Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Category:

Дневник Оливии (20)

Продолжение. Начало книги (Часть 1) - здесь.

Дневник Оливии   Часть 2

Глава 4
Оливия: в заключении за бетонными стенами

Воскресенье, 30.07.1995

Мне заблокировали всякий доступ к моей дочери. Венская AKH (центральная больница Вены) снаружи напоминет крепость. Везде было много полиции. Видимо, ожидалось, что большая демонстрация может возникнуть прямо перед клиникой. Также около больницы снова было много журналистов и съемочных групп.

Я был очень расстроен, что не могу увидеть свою дочь, но гораздо большую озабоченность у меня вызывали текущая интенсивная терапия и предстоящий первый курс химиотерапии.



АКН, Вена – медицинская крепость  «строгого режима»

Радиопередача "Orf" - разговор с доктором Gudrun Gröbelbauer:

Вся Австрия следит за ситуацией с маленькой девочкой Оливией. Все составляющие «эффектного шоу» имеются в наличии:  неизлечимо больной ребёнок; родители, которые не полагаются на традиционную медицину; целитель, работающий в соответствии с принципами, которые были отклонены официальной наукой. Мы наблюдаем за развитием атавистической, холодной драмы с символическим смыслом: одна группа, которая составила свод правил лечения, сражается с другой группой, которая ставит эти правила под вопрос.

Но в этой драме есть, в частности, и общность интересов двух  фундаментальных движущих сил нашего общества: науки и средств массовой информации.   И эта общность интересов выражается в бесчеловечной травле семьи больной девочки и доктора Хамера.

Традиционная медицина заявляет высокие шансы на выздоровление девочки, если её методы будут применены. Тем не менее, она не может исключить и летальный исход. Родители ребёнка опираться на иной метод лечения. Они не имели бы никаких оснований  бежать за границу, если бы они не были под угрозой лишения родительских прав органами опеки. И всё это потому, что   ортодоксальная медицина требует лечить ребёнка только их способом.

Такие факторы, как время затраченное на побег, преследование журналистами, сильное давление на родителей очень сильно влияют на больного ребёнка. Учитывая эти факторы, оценить эффективность каждого метода лечения  на самом деле уже вряд ли возможно.

Официальная медицина сама устанавливает правила для лечения. Как всем известно, она также терпит неудачи. Однако эти неудачи традиционной медицины традиционно объясняются так: «Это роковое стечение обстоятельств для пациента». Его смерть попадает в так называемый «статистический остаточный риск». Ни при каких обстоятельствах смерть пациента в традиционной  медицинской школе  не называется  результатом безответственного шарлатанства, потому что в данном случае это происходит в контексте вышеупомянутых социальных норм.

У нас есть люди, которые имеют личный опыт работы с методом доктора Хамера. При освещении их заявлений в прессе, очевидно, применяется практика «двойных стандартов»: заявления людей, чей личный опыт был отрицательным, описываются в СМИ без каого-либо уничижительного суждения. Как описываются в СМИ люди, которые имеют положительный опыт применения методов доктора Хамера? Эти люди объявляются патологическими поклонниками и сектантами. Их заявления не принимаются всерьез и часто девальвируются. Им отказывают в праве голоса, даже если их личный опыт лечения подтверждается документами, но и в этом случае говорят что, вероятно, эти люди никогда и не болели.  Полностью в соответствии с поговоркой: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда».

В публичных дискуссиях происходит «эмоциональная порка», полностью игнорируется принцип объективности, беспристрастности, справедливости и честного диалога. Популярные инструменты для этого: навешивание ярлыков и оправдание предрассудков.   Тенденция ясна – в ходу такие слова как «шарлатан» и «эвтаназия». Эта терминология показательна, её используют те, кому не желательно установление истины.   Также типичным является следующий ход: в различных СМИ постоянно обращается внимание на тот факт, что сам доктор Хамер в случае своего рака прибёг к помощи радикальной хирургической операции, подразумевая, что он сам отвергает  те методы, которые рекомендует другим. При этом ни слова не говорится о том, что всё это произошло до его открытия, и что именно это привело его к тем вопросам, которые впоследствии сами привели к открытию Биологических Законов и созданию Новой Медицины. Но давайте придерживаться темы «лечения»: при условии, что соответствующий метод лечения был применён корректно, в случае летального исхода всё равно будет разные последствия для практикующего врача. За смерть пациента в контексте традиционного медицинского лечения никто не будет наказан. Смерть пациента в рамках лечения, которые не соответствуют традиционной медицины, может иметь последствия. Например, вниманием прокурора.

Ни одно общество не может функционировать без принципа структурной организации. Наша нынешняя медицинская система   предоставляет единые требования при оценке допустимых методов лечения. Но разве не пора пересмотреть текущие правила этой медицинской системы со всеми её социальными связями и реконструировать, сделать такую перестройку, которая была бы поддержана и уважительным, серьёзным диалогом с представителями  различных методов терапии и была бы сфокусирована на пациенте, а не на власти и деньгах?

  Тем не менее, всегда есть люди, которым не может помочь никакая терапия.  Люди, которые указывают нам, что исцеление зависит, вероятно, от несколько большего количества причин, которые нельзя измерить...


Я выражаю фару Gudrun Gröbelbauer своё полное уважение, так точно и смело она высказала своё мнение, что сегодня практически невозможно сделать на австрийском радио, обладающем монополией на вещание.  Я могу только надеяться, что она не будет иметь никаких «личных последствий» ни в профессиональной, ни в личной жизни!

*****

Воскресенье, 31.07.1995

Разговор в больнице. Участники: доктор Heinz Zimper, доктор Fürs, доктор Fuiko, Эрика и я. Доктор Fürs  - глава педиатрического отделения интенсивной терапии, в котором в настоящее время находится Оливия. Доктор Fuiko - детский психолог.

Они решили, что я не имею права на посещение своего ребёнка в настоящее время. Позже я смогу это сделать, после предварительных консультаций с врачом, на время не более чем 15 минут.

Оливия: в соответствии с озвученной врачами информацией у неё  пневмония,  и её состояние остаётся критическим.


Вторник, 01.08.1995

Разговор в кафе больницы. Участники: доктор Heinz Zimper, больничный адвокат (советник) Marady, доктор Лангер, Эрика и я. Я обратил своё внимание на присутствие советника Marady. Доктор Heinz Zimper объяснил, что до настоящего времени г-н советник являлся персональным попечителем Оливии, но теперь он уходит в отпуск. Мы попросили нашего доктора Лангера заменить советника на этом «посту».

Во второй половине дня на площади Стефанплатц прошла демонстрация за «свободный выбор способа лечения». Мы не присутствовали. Друзья Кари Новака, основателя «Первого Австрийского фонда здравоохранения», «Bruder Baum» и «Besser Leben» решили распространять листовку «Жизнь Оливии».

АКН дала первую пресс-конференцию по поводу  Оливии.

Статьи в СМИ:
Издание «Bild» -  Оливия: полиция охраняет палату девочки
Издание «Geo» - Рак-отчёт. Новые стратегии борьбы со старым врагом


Примечательно, во второй статье из «Гео» пишется об очень «неудобной» для традиционной медицине теме – о научном анализе спонтанно излечивающихся от рака пациентов.   Я думаю, что это гораздо больше, чем просто небрежность со стороны официальной медицины, ведь за десятилетия «борьбы» с раком эта тема никогда не была исследована достаточно тщательно и научно.

Даже человек, далёкий от медицины, понимает, что в случае обнаружения болезни (эпидемии), от которой ещё нет лекарства, медицина в первую очередь исследует не заразившихся или выздоровевших людей на предмет выявить в них противоядие к болезни (антитела). Однако, из многочисленных интервью с теми, кто излечился от рака естественными или альтернативными методами, всегда становится понятным, что официальная медицина вообще не обращает на них внимания! По крайней мере в Австрии это так.

Если предположить, что пациент с его болезнью стоит на переднем крае медицинского интереса, то такое поведение врачей ничем не объяснить. Однако, если предположить, что для официальной медицинской науки интересом являются деньги и власть, а пациент классифицируется только как «донор» денег, то такое поведение очень хорошо объясняется.

Давайте снова поговорим простыми словами о простых вещах: недавно я узнал про одну «свежую» теорию официальной медицины о механизме развития рака – мозгом посылаются определённые сигналы напрямую клеткам, и эти сигналы напрямую контролируют рост этих клеток. Поэтому путём отслеживания и контроля этих сигналов можно напрямую влиять на рост или уменьшение количества клеток и, таким образом, «обуздать» рак.

В этот момент мы должны остановиться на короткое время и думать. Разве мы уже не знаем о корреляции между мозгом и (раковым) органом? Конечно! Доктор Хамер ещё в 1981 году открыл эту связь и объяснил, что психика «запрограммирована» на определённые реакции мозга и мозг, в свою очередь, контролирует все процессы во всех тканях и органах нашего тела. Простым языком – изолированный тяжёлый драматичный неожиданный опыт (событие) порождает не только изменение психики (мы реагируем на это шоковое событие на психологическом уровне), но также даёт изменение и в соответствующем участке мозга – и это изменение уже через несколько минут можно увидеть на КТ-снимках мозга! Никаких догадок или теорий – всё подтверждается сразу и буквально! Лучшего доказательства правоты доктора Хамера и Биологических Законов нельзя и придумать – всё это буквально видно на снимках любого человека!

Но не может быть большего вздора и абсурда в том, что официальная медицина выдаёт черное за белое, отрицая правоту Новой Медицины, хотя именно с этого момента (образование в мозге Очага Хамера) мнение Новой Медицины и официальной медицины – совпадают! Обе они признают, что мозг «излучает изменённый сигнал» к органу, в котором начинают происходить изменения.

Вроде, разногласий нет. Но теперь официальная медицина пытается не исправить ситуацию у конкретного человека, а пытается укоротить его жизнь путём механических операций (удаление органа) или химического и радиационного отравления!  Традиционную медицину ни на йоту не заботит мозг пациента или «посылаемые им сигналы к органу», а начинает смотреть на живого человека как на механизм, как просто на «комплект органов», которые живут сами по себе. Новая Медицина старается исправить причину, смотря на мозг как на «программиста» и пытаясь исправить аварийную программу – изменить «посылаемые сигналы». Разрешение конфликта – это биологический процесс, и любой пациент может сам «перепрограммировать» свой мозг путём разрешения своего индивидуального конфликта, что сразу же меняет «посылаемые к органам сигналы» и даёт излечение от любой болезни.

Это очень просто, но, к сожалению, не выгодно фармацевтическим компаниям – они теряют баснословные суммы, и к тому же орды псевдо-учёных могут быстро остаться без работы…

Элементарно было подсчитано, что затраты на лечение согласно открытиям доктора Хамера составляют всего 1% (!!!) от «стандартной» терапии рака и других тяжёлых заболеваний. Очевидно, что это значительно облегчило бы жизнь каждого обычного человека, но … тогда вся наша система здраво-«охранения» станет нежизнеспособной…

 Где политики, которые думают и действуют здраво на благо всех людей, а не отдельных групп? Сегодня и политики, и большинство «прикормленных» врачей утверждают, что доктор Хамер это «лидер секты» и «шарлатан».  Они осмеливаются утверждать, что Новая Медицина – ненаучный  и ничем не доказанный метод. Но как член нашего общества я имею право требовать независимого и нейтрального обсуждения открытий доктора Хамера и также требовать официального признания Новой Медицины, правота и эффективность которой уже были неоднократно доказаны, в т.ч. в различных медицинских учреждениях.

Ещё в 1993 году Федеральный президент Австрии Thomas Klestil  заявил в прессе, что он дал указание проверить Новую Медицину доктора Хамера. Врач из Тульна доктор Bauml и был привлечён к рассмотрению принципов Новой Медицины, изучив случаи 120 пациентов.

Если бы президент и другие политики и представители медицины держали своё слово,   никогда не было бы «дела Оливии»!  Не было бы 15-ти долгих лет замалчивания Новой Медицины. Уже 15 лет терапия рака была бы гуманной и успешной! За эти 15 лет не умерли бы сотни тысяч больных раком людей.   За эти 15 лет вина причастных людей неизмеримо выросла.  Горе им, когда мучаемые ими пациенты пробудятся!

Статьи в СМИ:
Издание «salzburger volkszeitung» -  Состояние Оливии очень критическое
Издание «täglich alles» - Состояние Оливии ухудшилось



Среда, 02.08.1995

Разговор в кафе. Участники: доктор Heinz Zimper, фрау Fugger , герр и фрау Apfler, Эрика и я.

Я попросил доктора Zimper об этой встрече, ничего заранее не сказав ему о семейной паре Apfler, хотя он также не предупредил заранее, что на встрече будет присутствовать его секретарь фрау  Fugger.

Фрау Apfler несколько лет назад получила диагноз о нескольких видов рака,  в частности о наличии большой 5-кг кисты яичника и кисты почки.  После обычной медицинской диагностики и ужаса от предстоящего «лечения» без каких-либо утешительных прогнозов она отказалась от предложенного «официального» аллопатического лечения и обратилась за поддержкой к Новой Медицине. Сегодня она совершенно здорова.
Программа «ORF» предложила ей рассказать о своём необычном случае исцеления.    Поскольку в «ORF» названия «Новая Медицина» и имя «доктор Хамер» были под запретом, её предупредили не использовать эти слова  в своём рассказе. Интервью переписывали три раза, т.к. женщина не могла обойтись без них. Эти имена должны были быть скрыты от людей, слушающих передачу. Ужасное положение!

 У нас на встрече было детальное обсуждение этого случая. Я передал доктору  Zimper  недавно вышедшую книгу «Рак излечим» профессора  Beck, а также статью из газеты « täglich alles» от 1993 года про преследование доктора Bauml и обещание федерального президента провести аудит Новой Медицины.

Мы все пытались убедить доктора Zimper в правильности Новой Медицины, но также у нас уже было впечатление, что он действительно уже многое понял. Но в данное время это его понимание пока не принесло никаких плодов…

«Тот, кто жертвует свободой ради спокойствия, не достоин иметь ни того, ни другого.» Б.Франклин


Статьи в СМИ:
Издание «ganze woche» -  Кто исцеляет, тот и прав
Издание «nön» - Дело Оливии – «врачи виноваты»
Издание «salzburger nachrichten» -  Врачи: шансы Оливии крайне малы
Издание «täglich alles» - Шансы на хороший исход менее 10%


Четверг, 03.08.1995

Мне было позволено в первый раз посетить Оливию. Она была в искусственной коме. Зрелище было страшное. Везде где можно было увидеть были шланги и кабели. Дыхательный аппарат поднимал и опускал её грудь. Мы боялись, что она может быть мертва, и потребовали у дежурного врача выполнить тест  с фонариком. К счастью, её зрачки сузились. Через 10 минут я ушёл из палаты, так как не мог вынести это зрелище.

Офис окружного прокурора:
Они направили в суд заключение от психиатра профессора Friedrich:

Уважаемый господин окружной прокурор!
В качестве главного исполнительного директора отделения детской и подростковой нейропсихиатрии Университетской клиники Вены, я консультировал генеральную дирекцию . Департамент нейропсихиатрии детства и юности в Вене, по просьбе руководства главной больницы Вены (АКН) я консультировал команду врачей, занимающуюся лечением пациента Оливии Пильхар.   Для того, чтобы достичь ожидаемого психотерапевтического успеха, было бы полезно создать Попечительский Совет, который занимался бы вопросом целостного благосостояния ребёнка. Такой совет включает критерии физического, интеллектуального, эмоционального и социального благополучия ребёнка с активной и пассивной точки зрения. Вместе с тем необходимо учитывать также и состояние родителей, что также сильно влияет на состояние ребёнка. Целью должно быть наблюдение с психодинамической точки зрения за состоянием родителей и учёт всех их возможных состояний – как негативных, так и положительных -  для вынесения последующих решений.  Возможно, состояние и поведение отца ребёнка будет требовать  тех или иных ограничений для него. В конце концов, он постоянно обращается к «гуру» и предупреждает о своём антагонистическом мировоззрении.
С просьбой о поддержке моего заключения как можно скорее.
Университетский профессор, доктор Friedrich


От такого письма просто теряешь дар речи. Психиатр сам предлагает себя в качестве «судьи», да ещё и просит скорейшего удовлетворения своей просьбы!

Действия профессора Friedrich полностью соответствуют прогнозу доктора Хамера, который задолго до этого дня предупредил меня относительно психиатров. Доктор Хамер сам три года работал в психиатрической клинике, и знает изнутри всю эту «кухню» и об их подходах с точки  зрения «коммуникации». Кроме того, самого доктора Хамера за предыдущие 15 лет более 50 раз (!!!) пытались представить сумасшедшим. Они пытались присылать ему повестки, на которые он не реагировал, они пытались вызывать его в суд, где он показывал свою полную адекватность и нормальность, они пытались хитростью и различными трюками заставить его делать заявления, вырывая затем слова из контекста.  Наконец, доктору Хамер пришлось пройти добровольное обследование, которое также было положительным. Однако через полгода те же самые психиатры, которые ранее вынесли положительное заключение, под давлением своих медицинских коллег и судей вызывали доктора Хамера на повторное обследование, чтобы создать негативное заключение.   Хотя это является нарушением собственной профессиональной этики в психиатрии, это заключение, составленное заочно, до сих пор цитируется официальными лицами. Куда доктор Хамер может жаловаться в этом случае? В те же самые Медицинские Ассоциации и в те же самые суды, которые принимали участие в этой вакханалии?

В нашем случае происходит то же самое. Без нашей личной явки пытаются вынести в нашу сторону негативное психиатрическое заключение. Создание подобной негативной психиатрической оценки является частью уже проверенного подхода против инакомыслящих  граждан и специалистов, чтобы выставить их в неприглядном свете перед всеё общественностью и судом, отвлекая внимание от того, что на самом деле происходит…

Статьи в СМИ:
Новости - Разыскивается: Интерпол гонится за «чудо-целителем»
Издание «salzburger nachrichten» - Гельмут Пильхар: суеверие, любовь, надежда
Издание «täglich alles» - Оливия: врачи вновь надеются на лучшее

Пятница, 04.08.1995

Эрика сказала, что мы должны сегодня встретиться с психиатром профессором Friedrich.   В целях безопасности я уговорил доктора Langer присутствовать на этой встрече. Присутствовали: Профессор Friedrich, доктор Fuiko, доктор Langer, Эрика и я.

Профессор Friedrich сразу высказал, какие обвинения могут быть нам предъявлены: пренебрежение и пытки несовершеннолетнего ребёнка.
Следовательно: будет сознано экспертное заключение по состоянию ребёнка с физической, интеллектуальной, эмоциональной и социальной точки зрения.  Основной вопрос: родители здоровы, введены в заблуждение, вменяемы? Имеется ли острая угроза ребёнку или есть возможность создания угрозы с их стороны?

Это было просто информативным обсуждение. Доктор Langer заявил, что профессор Friedrich хочет нам помочь, а ни в коем случае не навредить.

Оливия:
Мне было позволено вернуться к ней. Эрика сказала мне, что вчера Оливию уже выводили из комы, и она даже пыталась открыть глаза. Сейчас на  мониторе можно было увидеть её сердцебиение, и Оливия, несмотря на искусственный сон, реагировала на наше присутствие рядом с ней. Я был вне себя от радости и нежно её погладил. Вдруг одновременно произошло несколько событий. Оливия вдруг зашевелила руками и ногами, и попыталась открыть глаза. Дежурный врач сразу протиснулся между мной и кроватью Оливии и высказал мне своё крайнее недовольство. У меня сразу зашумело в голове и потемнело в глазах.   Мне стало настолько плохо, что я отвернулся от кровати с Оливией. Я пытался оставаться в здравом уме и держаться за какую-нибудь мысль, чтобы оставаться в реальности. Я держал  свои глаза закрытыми и почувствовал, как мои колени начали дрожать. Я боялся, что упаду. Голоса разных людей вокруг меня сдерживали меня от обморока. Наконец кто-то толкнул меня легонько в грудь и посадил на стул. У меня случился сосудистый криз. Я упал в обморок.  Я был бессилен чем-либо помочь Оливии. Чуть позже я очнулся в другой комнате, вокруг меня было несколько врачей.

Чуть позже состоялась медицинская консультация, на которой присутствовали доктор  Fürst, доктор фрау Slavc, профессор Pötter, доктор фрау Fuiko, Эрика и я. Профессор Pötter, руководитель отделения лучевой терапии, заявил, что опухоль Оливия может быть уменьшена до того же размера, какого она была в среду, 26 июля (ещё в Тульне) путём интенсивного облучения. Облучение можно совмещать с назначенной уже химиотерапией, при этом облучение не будет воздействовать на яичники и левую почку Оливии. Через 4-8 недель Оливии можно будет провести хирургическую операцию.  На свежих КТ-снимках в печени Оливии наблюдались 2-3 больших затемнения и в лёгких меньшего размера. У Оливии были метастазы.  Профессор Pötter также заявил, что уже в Тульне 26 июля были заметны метастазы в печени.  Химиотерапия будет продолжена после операции в любом случае.

Моя голова всё ещё кружилась, но я сразу услышал все эти чудовищные противоречия. Не говоря ни слова, я сосредоточился на словах этого «приговора».

Как я вернулся в палату к Оливии, я увидел её снова тихо лежащей с закрытыми глазами. Они увеличили дозу снотворного. Доктор Fürst пояснил, что осознанием можно управлять как регулятором громкости. Оливии делали переливание крови.

Статьи в СМИ:
Издание «bunte» - Всё только в руках Бога
Издание «kurier» - Оливия: незначительное улучшение после пневмонии
Издание «täglich alles» - Врачи решают, может ли отец быть рядом с Оливией




Продолжение следует...
Tags: gnmpro, Оливия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments