Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Categories:

Дневник Оливии (11)

Продолжение. Начало книги - здесь.

Глава 9 (продолжение 3)

vvv
Понедельник, 10 июля 1995

Телефонный разговор с фрау Stauffer,  партия «зелёных»:   Я хотел поговорить с ней о планируемом консорциуме врачей, когда она вдруг упрекнула меня, что я ещё придерживаюсь Новой Медицины в ситуации со своей дочерью. Я был в шоке. Что опять случилось? У меня было подозрение, что руководство партии «зелёных» теперь против участия их соратника доктора Петрович в этой ситуации.

Телефонный разговор с доктором Leibold: Я рассказал ему о здоровье Оливии. Он рекомендовал принимать гомеопатическое лекарство, которое поможет уменьшить отёк. Операцию он считал возможной только в чрезвычайной ситуаций, например, если возникнут трудности с дыханием.  Он выразил понимание моего нежелания возвращаться с Оливией в Австрию. По его мнению, большая часть населения была на нашей стороне. Но и химиотерапевты будут бороться отчаянно.

Телефонный разговор с адвокатом Антонеску: Адвокат Антонеску был проинформирован том, что мы объявелны в розыск с прошлой пятницы.  Он пообещал составить  документы для суда. Если Оливия умрёт, нам грозит три года тюрьмы.

Телефонный разговор с Карин: Она сообщила, что доктор Хамер получил необходимое второе мнение в Испании от профессора Rius. Поэтому ошибочный диагноз доктора Jürgenssen и больницы Св. Анны был доказан. Профессор Rius подтвердили наличие рака печени. Наш адвокат   Антонеску получит копию этого отчёта.

Это второе мнение в виде видео мы получили только в Ульме. Копии документов я сделал много позже. Доктор Хамер послал это видео на все  основные телевизионные  станции, а также судье Masizek в Нойштадт.

(…)
Я вне себя от радости и был снова убеждён, что всё будет хорошо.

Телефонный разговор с г-ном Czogalla "Шпигель ТВ": Поскольку теперь я считал, что г-н Pflugshaupt не действует достаточно эффективно в наших интересах, я решил предложить г-ну Czogalla  информацию о нашей ситуации.

Телефонный разговор с профессором Pichler: После бесчисленных попыток мне наконец удалось дозвониться до него. Я поблагодарил его за предложение создать комитет (консорциум) врачей для нашего дела.

Телефонный разговор с г-ном Rilk, «помощь-ТВ»: Г-н Rilk также подтвердил мне, вы массивная охота на нашу семью началась утром 05.07.1995, кроме того он сообщил, что доктор Петрович за свою солидарность с доктором Хамером уже получила значительные трудности. Какие именно он детально не сообщил по телефону.

(…)
Университет Тюбингена: В другом «отзыве» профессора Rassner работа доктора Хамера по Новой Медицине была отклонена. Rassner: ". ...  я рекомендую факультету отклонить рассмотрение этой работы». Никогда эта работа публично не проверялась.
Доктор  Routil, президент медицинской ассоциация Штирии, в программе от 19 июля 1995 года сказал: «признать или не признать, как правило, можно только то, что было проверено опытным путём.»
Я всё чаще наблюдаю настоящий театр абсурда со стороны официальной медицины…


Вторник, 11 июля 1995

Оливия   утром чувствует себя гораздо лучше. Ночью она потела так сильно, что нам пришлось сменить ей пижаму два раза. У Оливии явно идёт предсказанный доктором Хамером туберкулёзный распад опухоли.

Телефонный разговор с доктором Bauml: Доктор Bauml определённо против использования химиотерапии. Но он наотрез отказался представлять нас в этом деле. Доктор Bauml до сих не сделал каких-либо заключений относительно Оливии, но сказал мне, чтобы отвезти её в клинику в Граце.

Телефонный разговор с доктором Хамером: Доктор Хамер уже отправил второе мнение и видео из Барселоны. Экспертом  был главный рентгенолог профессор Риус из университетской больницы в Барселоне, в которой наблюдается королевская семья Испании.

Телефонный разговор с адвокатом Антонеску: Он получил второе мнение, но это должно было быть переведено в первую очередь. Я сказал ему, что мы сейчас же обратимся в газеты и подадим в суд на правительство Австрии за причинённый ущерб.

Телефонный разговор с доктором Mühlengart: Фрау Mühlengart согласилась лечить Оливию. Тем не менее, нам пришлось бы ехать в  Нюрнберг.

Телефонный разговор с доктором Хамером: Доктор Хамер объявил, что профессор Пихлер  не могли найти врачей со своей стороны, т.к. судя по всему эти врачи опасаются теперь имеющегося у нас второго мнения из Испании. По его мнению, районный суд после получения второго мнения немедленно вернёт нам нашу опеку.

Телефонный разговор с адвокатом Антонеску: Он вдруг заявил, что намерен сложить с себя полномочия представлять нас. Он  предупредил меня о последствиях, и сказал, что я (???) всегда действовал вопреки его рекомендациям. Он сказал, что получил запрос от прокурора и считает, что никакой «массированной охоты» на нас не было. Вероятно, на него также оказывают давление. Он также сказал мне, что ни один врач не будет представлен для консорциума врачей в нашем случае.

Адвокат Антонеску бросил нас. Почему? Он знал, что для нас химиотерапия не вариант, и поэтому мы были вынуждены бежать от властей.  Его противоречивые заявления, касающиеся «охоты» на нас, также звучат очен странно. Медицинского совета (консорциума), похоже, не будет. Австрийские врачи были, очевидно, напуганы. Они знали, что в настоящее время существует видео от главного радиолога профессора Rius. Где теперь их забота об Оливии? Я мог видеть только их заботу о собственной репутации. «Зеленые» в настоящее время также отошли от нас. Целая партия оказалась под давлением. Кто же имеет так много власти?

Телефонный разговор с моим боссом: Он указал мне, что поскольку я долгое время не выхожу на работу, компания будет вынуждена уволить меня.

Среда, 21 июля 1995

Телефонный разговор с доктором Ростовской: Доктор Ростовская уже знала, что адвокат Антонеску отказался вести наше дело. Доктора фрау Петрович также убеждают отказаться от нашего дела.   Доктор Хамер не имеет никаких гарантий, что его Новая Медицина будет рассмотрена объективно где-либо. Я объяснил свои идеи на счёт консорциума врачей. Она согласились, если это хорошая идея. Она также кратко поговорила с Оливией и пришла к мнению, что её состояние удовлетворительно.

Телефонный разговор с фрау Fugger (ведомство по делам молодежи - Югендамт): Я пытался организовать встречу с представителями австрийских властей, на которой я озвучил имеющееся теперь у нас второе мнение. Но г-жа Fugger не прислушалась к голосу разума и угрожала последствиями. Она сказала, что будет сделано всё необходимое, чтобы сделать Оливии обычную терапию в принудительном порядке. Она вела себя очень грубо и высокомерно, так что я был раздражён  и сказал, что буду разговаривать не с ней, а с её начальником.  Тем не менее, она, вероятно непреднамеренно, намекнула, что нас будут преследовать и в Германии.

Телефонный разговор с адвокатом Антонеску: Он предложил нам поехать в антропософскую клинику в Виттен-Хердекке. В этой больнице будет возможность работать с нами доктору Хамеру. Сама концепция этого подхода в медицине не была близка мне, но возможность иметь там доктора Хамера как лечащего врача меня устраивала.

Телефонный разговор с доктором Хамером: По словам доктора Хамера, в этой клинике для лечения Оливии просто добавят омелу в дополнение к химиотерапии. Он считает невозможным лечить там Оливию.

Мне казалось, что ситуация полностью тупиковая. Даже предложенный профессором Пихлер и поддерживаемый доктором Петрович медицинский консорциум по видимому, не состоится. Из разговора с г-жой Fugger было очевидно, что за нашей семьёй будут следить и в Германии и постараются вернуть Оливию в больницу.

Съемка с "Шпигель ТВ": Г-н Czogalla действовал так, как будто он действительно очень озабочен нашей судьбой и интервью заняло больше часа. Его коллеги были очень дружелюбны с нашими детьми, и особенно с Оливией. Я предоставил им КТ-снимки Оливии и сделал следующее заявление:

Традиционная медицина немедленно принимается лечить любой рак, сразу после установления диагноза. Многие пациенты, которые доверяют своё лечение принципам Новой Медицины, часто имеют большое вздутие живота.  У некоторых набухает селезёнка, некоторые имеют большие кисты внутренних органов.   Мне известен случай человека, которому в больнице города Klosterneuburg удалили 20-килограммовую кисту почки.   Тогда был спор между местным врачом и доктором Хамером, который утверждал, что если принимать во внимание только снимки брюшной полости, то можно поставить неверный диагноз. Доктор Хамер настаивал, что это не рак, а киста почки, т.к. кроме КТ-снимков живота принимал во внимание ещё и КТ-снимки мозга. Когда врачи сделали операцию по удалению этого «рака», хирург, увидев что было на самом деле, воскликнул: «Боже, а Хамер был прав!».

Сегодня я всё ещё надеюсь что случай Оливии будет рассматриваться с позици Новой Медицины и я хочу показать другим людям этот взгляд.  Да, большой живот это не нормальное явление в обычной жизни.  Тот факт, что больной раком имеет боль признаёт и традиционная медицина. Согласно общепринятой медицинской «мудрости», тем не менее, если у пациента есть боль, то он находится «в двух шагах от смерти», и ему дают морфин, якобы в целях «более спокойного ожидания конца». Доктор Хамер называет эту практику как «легальная эвтаназия» пациента.

Боль также имеет значение. Всем известно, что она служит в качестве предупреждения. Если вам больно, один учитесь избегать этого в следующий раз. Это касается внешней травмы, чтобы не попадать больше в неприятную ситуацию.    Но боль также является очень важной и в связи с возникновением рака. Рак, в соответствии с Новой Медициной – это эволюционная, чрезвычайная (аварийная) программа природы. Рак показывает, что нужно скорейшим образом решить конфликт, в который попал человек. Именно изолированный, шоковый опыт приводит к раку. В активной фазе конфликта  рак редко даёт боль, но если человек разрешает конфликт (невольно или сознательно), то организм входит в стадию исцелению и появляется боль. Если психическое состояние человека изначально не было в состоянии защитить его от вхождения в конфликт и пережить этот шок, то теперь психика становится сильнее.   Длительная боль меняет личность. Это часто можно увидеть у таких людей. Целью является то, что человек меняет своё отношение к окружающей действительности, чтобы лучше решать подобные проблемы в дальнейшем. Примером может служить механический перелом кости. Кость была слишком слаба и сломалась. Если природа не усилит кость в месте перелома, то она может сломаться там снова – возникает костная мозоль.

В этом контексте роковой эффект морфина теперь можно увидеть. Помимо успокаивающего эффектов, пациент лишён возможности изменить свое отношение к ситуации. Он умрёт, но от другого, более фатальным эффект: морфин парализует не только дыхание, кишечник, но и мозг. Но мозг является основным органом в процессе рака. Из него управляются все клетки нашего организма.  Теперь, если мозг выключен, эти последствия способствуют известным неудачам  в онкологии.

Я дал такое длинное и подробное интервью "Шпигель ТВ" с целью чтобы больше людей узнали об этом. Но я тогда не знал что могут сделать репортёры, как они могут переиначить эту информацию…

Поскольку теперь наше местонахождение было известно многим людям, мы решили уехать.

Глава 10

Из Германии в Швейцарию – нас ищет Интерпол?

Четверг, 13 июля 1995

Рано утром мы уехали. Надежда на создание медицинского комитета была заморожена. Меня уволили с работы. Адвокат бросил нас. Несмотря на второе мнение, нас продолжают искать. Мы больше не были в безопасности в Германии и вынуждены скрыватьс дальше. С доктором Хамером мы запланировали встречу в Ульме на стоянке автобана на завтра. Он тоже считал, что для нас Германия стала неопределенной, и мы должны уехать в Швейцарию к друзьям. Я чувствовал себя выгоревшим. Я принял только два вызова от друзей по телефону Отто. Каким-то образом  стало подозрительно тихо. Как будто перед шторма. Будто все поняли, насколько безнадежно наше положение и как бессмысленны дальнейшие переговоры. Или я просто устал? Я никого не хотел видеть и слышать, по крайней мере сейчас. МЫ арендовали номер в отеле неподалёку от места завтрашней встречи. Оливии снова стало лучше. Она пережила путешествие без каких-либо серьезных проблем. Это было довольно странно – то она чувствовала себя плохо, то снова хорошо. Хотя мы были снова в безопасности, я был очень беспокойным, и я должен был побыть с собой наедине. Когда все остальные были в номере, я пошёл на длительную прогулку.

Пятница, 14 июля 1995

Телефонный разговор с г-ном Czogalla:   Доктор Хамер послал ему второе мнение и видео из Барселоны. Перевод документа подтверждает опухоль Вильмса и видео было совершенно пустым. Я не мог понять, что происходит. Почему доктор Хамер отправить пустое видео? Результат перевода для меня было ясен. Профессор Риус составил заключение исходя из терминологии традиционной медицины, хотя и указал на три шаблона рака Новой Медицины.  Этот отчёт, к сожалению, на самом деле не даст обещанной доктором Хамером взрывной силы. У нас нет чётких доказательств, кроме видео, которого я даже не видел ещё. Я боялся худшего.

Доктор Хамер сильно задержался, но пришёл на нашу встречу и показал нам видео. Во всех важных аспектах нашего случая профессор Риус указывал на правоту доктора Хамера. Видео показывает, как профессор Риус и доктор Хамер на основании КТ-снимков объясняют наличие различных видов рака у Оливии. Это видео было неоднократно   скопировано и отправлено на "Spiegel TV», «ORF», и т.д., а также судье Masizek. Вероятно, по ошибке несколько экземпляров остались пустыми, но они будут повторно отправлены.  Оливия чувствует себя лучше, она была очень весела и вообще видео значительно поднял наш дух. Судье придётся принять это видео. Тем не менее, мы пошли на стратегическом подходе. Мы по-прежнему должны   в этот день в Швейцарию уехать к друзьям доктора Хамера и остаются без каких-либо контактов со СМИ. Там Оливия должна быть в состоянии вылечиться от рака. Второй мнение может не убедить власти прекратить преследование нашей семьи, и поэтому мы должны вернуться в Австрию только когда Оливия будет совершенно здорова. Его друзья знали про Новую Медицину  и были в состоянии обеспечить нас поддержкой.

Мы продолжили наш путь в Швейцарии. Примерно через час я получил звонок от друга из Австрии. Он предупредил нас, что, вероятно,   Интерпол уже ищет нас. Мы были в шоке. За нами охотились, как на кроликов, и даже наличие второго мнения не останавливали власти чтобы схватить Оливию.  Мы сразу же изменили первоначальный план на счёт парома через Боденское озеро и выбрали более длинный маршрут по трассе вокруг озера. Нам казалось слишком опасным, чтобы застрять в течение длительного времени на пароме. Около 22:00 мы прибыли на германо-швейцарской границе. Мы ужасно нервничали, но всё прошло гладко. Поздно вечером мы прибыли к месту назначения. Знакомая доктора Хамера, фрау Герда, уже подготовила всё для нашего прибытия, и мы сразу пошли спать. Мы все были без сил.

Суббота, 15 июля -  понедельник, 17 июля 1995

Мы жили в  небольшом, но очень уютном старом деревянном доме, высоко на горе с видом на Боденское озеро. Герда всегда была занята. Она убирала, готовила еду и заботилась о нас и Оливии весь день. Она знала, о ситуации вокруг Новой Медицины и была её сторонником.  Её друг Вильгельм был очень любящий природу человек и много рассказывал нам о музыке, искусстве и сказкотерапии. Он часто играл Оливии на фортепиано серенады.

Оливия также проводила большую часть своего времени в постели. Ночью она сильно потела, и её пот имел  специфический запах.

В воскресенье вечером мы смотрели программу на "Шпигель ТВ". Это было ужасно! Из всего интервью, которое я дал, в программе было оставлено только одно тривиальное предлоежние, а остальное было очень грубо искажено! Эрика была представлена как мать, которая считала рак своей дочери сущим пустяком, а доктор Хамер был изображён шарлатаном и  чокнутый фантазёр. Я   был опустошен. Как я мог довериться этой команде? Этот джентльмен Czogalla показывал столько сочувствия и понимания при нашей встрече. Но теперь его истинные намерения были очевидны!

Почему настоящего исследователя так порочат? Суть этой полемики было эмоционально отвлечь зрителя от мышления. Почему вы так жестоки и бесчеловечны? Пациент должен оставаться незрелым  и глупым! Доктор Хамер также был возмущён и обеспокоен  этой передачей. Тем временем, однако, он смог мобилизовать в Испании трёх врачей Новой Медицины, которые согласились взять на себя лечение Оливии. Таким образом, наш путь лежал дальше в Малагу в Испании. Нам пришлось забронировать полёт для нашей семьи. Мы снова стояли перед опасностью пограничного контроля.

Оригинал текста (глава 9) - http://www.olivia-tagebuch.at/die-flucht.html

Оригинал текста (глава 10) – http://www.olivia-tagebuch.at/sucht-uns-interpol.html

Продолжение следует…




.
Tags: gnmpro, Оливия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments