Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Categories:

Дневник Оливии (10)

Продолжение. Начало книги - здесь.

Глава 9 (продолжение 2)

vvv
Суббота, 24 июня 1995

Мы воспользовались возможностью и посетили г-жу О. в Grünbach, которая рассказала нам о лечении её маленькой дочери профессором Jürgenssen.  Я спросил её, будут ли она в принципе готова рассказать свою историю в СМИ. Она согласилась. На обратном пути в Каринтию я записал её историю для того, чтобы использовать её в передаче.

Подготовка к записи интервью на "ORF":
Для начала я хочу поблагодарить профессора Jürgenssen за то, что он дал  «рекламу» про нас в газетной статье от 22.06.95, потому что это показывает его истинный характер. При отсутствии каких-либо аргументов, профессор Jürgenssen прибегает к  инсинуации и лжи. Его утверждение, что наши врачи Новой Медицины пророчили смерть нашей дочери Оливии является ложью, либо мы просим профессора назвать имена этих врачей.  Кроме того, как утверждал профессор Jürgenssen в одном из наших с ним телефонных разговоров, с таким случаем как наш он никогда не сталкивался. Наглая ложь! Я собираюсь доказать, что мы не первые родители, которые оказались против его подхода к лечению своего ребёнка и не подчиняемся его указаниям.    Я хочу, чтобы профессор  Jürgenssen вспомнил следующий случай: в 1990 году профессор Jürgenssen диагностировал анемию у трёхмесячной  Маргрет Б. как предвестник лейкемии. Мать, Криста О., была против   немедленного удаления селезёнки, как настаивал профессор Jürgenssen. После этого мать решила, вопреки желанию профессора Jürgenssen, воспользоваться  альтернативным лечением, что побудило профессора привлечь к этому делу, как и в нашем случае, ведомство по делам детей, которое взяло родителей под постоянное наблюдение.

Сегодня, пять лет спустя, совершенно ясно, что решение матери было правильным,  а решения  профессора Jürgenssen преждевременными и безосновательными. Сегодня Маргрет уже пять лет, и у неё отличное здоровье. Я призываю профессора Jürgenssen объяснить своё поведение, организацию массового давления на взволнованных и несогласных родителей как в том случае, так и сегодня.

Я призываю вас привести доказательства наличия  так называемых «метастазов», доказать с фактами и фотографиями, которые могли бы подтвердить эту гипотезу. Традиционная медицина до сих пор не может обнаружить наличие «миграции» раковых клеток в артериальной крови пациентов. Кроме того, не может быть научно обоснованы на сегодняшний день и изменение клеток, например, из клетки рака кишечника  в клетки рака кости.  Эти тезисы вы применяете только благодаря незнанию пациентами тех или иных положений медицины, в то время как «Железное Правило Рака» доктора Хамера не могут опровергнуть никто, а могут только  опорочить эти исследователи из Новой Медицины  ложными обвинениями.

Я призываю вас признать ошибочность  ваших заключений, признать, что родители выбирают доктора Хамера  в качестве альтернативы исходя из научно доказанных аргументов, и воздерживаться от дальнейших преследований!

Во второй половине дня мы вернулись на ферму Карин в Каринтии. Из предосторожности я сразу поставил машину за сараем, так чтобы её не было видно со стороны улицы. Мы были в кухне, когда услышали звук подъезжающего автомобиля. Поражённый, я заметил приближение полицейской машины. Карин успокоила меня и сказала, что они часто заезжают к ним в этот день. Через полупрозрачное стекло задней двери мы могли видеть, что автомобиль заехал в наш двор. Меня обдало жаром. Я схватил Оливию и с другими детьми быстро спустился в подпол.   Полиция вошла в дом и была тепло встречена Джеральдом и Карин, они вместе сели за кухонный стол. Моё сердце готово было выскочить из груди. Это случайный визит или нас преследуют? Я слушал что происходит на кухне. Полицейский сообщил Карин, что причиной визита было лишь превышение скорости. Я начал успокаиваться, но тут я услышал имя доктора Хамера, и замер на месте. Что общего имеет превышение скорости с доктором Хамером? Без колебаний я схватил руку Оливии и под предлогом погулять вышел через запасной выход из дома и мы уехали с фермы. На машине мы ехали по дороге в горы, мы отсутствовали два часа, пока Оливия не захотела обратно домой. Слава Богу, полиция уехала. Джеральд едва удержался от смеха, когда говорил мне, что он рассказывает о свои увлечениях всем подряд, таким образом эти двое знакомых полицейский знали от него о докторе Хамере и просто поговорили об этом за столом. Теперь и я успокоился. Вечер прошёл хорошо.

vvv
Воскресенье, 25 июня 1995

Оливия  не жалуется больше на боли в животе, нормально ест и играет с Джоном и своими братом и сестрой, а когда погода испортилась сидела на кухне за столом и рисовала.  Как всегда, мы давали ей гомеопатическое средство, прикладывали к отёку капустные листья.  

vvv
Понедельник, 26 июня 1995

Поездка в Burgau:
По договоренности мы встретились с доктор Хамером. Новым и удивительным для нас стало то, что Оливия также страдает от «конфликта беженца», который затронул собирательные трубочки также в правой почке!    Таким образом, у  Оливии было три разных вида рака. Но доктор Хамер успокоил нас снова, потому что на основе последних КТ-снимков он определил, что все эти конфликты разрешены и органы находятся в фазе восстановления.

Команда «помощь-ТВ»  записала интервью доктора Хамера. Г-н Pflugshaupt, который также позже прибыл на короткое время, снял «жёсткий» сюжет для программы в «Pro7».

vvv
Вторник,  27 июня 1995

Телефонный разговор с г-ном Rilk, "помощь-ТВ":
Он предложил новый вариант формата передачи. Ни профессор Jürgenssen, ни доктор Хамер не должны высказывать своё мнение на происходящее, но вместо этого должны кратко описать суть предлагаемой ими терапии. Через четыре месяца программа должна будет выйти в эфир.

Телефонный разговор с фрау Bettel, "Профиль":
Она была исключительно заинетерсована информацией полученной от г-на Pflugshaupt, и поэтому я дал ей подробное интервью о нашей истории.

Телефонный разговор с Ингеборг:
Она сообщила о ещё одном недавнем инциденте в больнице Св.Анны. Ребёнок (мальчик) из одной  югославской семьи был госпитализирован в эту больницу  по поводу рака, однако, поскольку обычное лечение не обещало большого успеха, он умер, т.к. родители не могли оплатить «более продвинутое» лечение. Профессор Gadner при этом саркастически заявил, что мальчику могла помочь только «пересадка головы», так много опухолей у него было.  Об этом инциденте сообщалось в прессе.

Это было гротеск! В то время как этот мальчик, чьи родители не могли оплатить продолжительное лечение, был просто «выброшен» за порог больницы, мы, родители Оливии, которые имели государственную медицинскую страховку, были буквально обложены (на нас велась настоящая охота), и Система хотела отобрать у нас ребёнка силой! Эти примеры показывают настоящие мотивы официальной медицины! Ни о какой заботе о жизни ребёнка, вероятно, тут не может быть и речи!

vvv
Среда, 28 июня 1995

Телефонный разговор с матерью Эрики:
Она сообщила, что приходила полиция и хотела забрать Оливию для передачи в органы опеки. Но, т.к. нас не было дома, они оставили два решения суда. Я сказал ей немедленно связаться с нашим адвокатом. В решении суда было сказано, что мы лишены опеки над Оливией и ей предписано немедленное принудительное прохождение терапии.  Теперь нам угрожают и полицией. Теперь они могут применить силу, чтобы забрать у нас Оливию.

В какой стране и в каком обществе мы живём? Мы имели чёткие доказательства, что профессор Jürgenssen может ошибаться, и доказательства того, что Новая Медицина доктора Хамера признаётся многими врачами и имеет большие показатели успеха. Но это не может быть обсуждено в соответствующей форме в суде. Догматически против нас применяется  полицейское насилия. Против родителей, и даже против детей! Ужасно!
Нам теперь небезопасно было оставаться не только на ферме у брата Эрики, но и вообще в Австрии.   Мы нашли убежище в религиозной общине Pfennig семейного типа "Fiat Lux. Мы сразу приступили к работе в общине, а детям обьявили, что хотим провести отпуск на этой ферме. Эта ферма была довольно изолированной. Игривая  большая собака был желанным товарищем по играм для детей.  Сама эта религиозная семья состояла из пожилого главы семьи и их детей нашего возраста, у которых не было своих детей.  Все члены семьи носил Большой яркий крест Иисуса на груди.
Теперь мы должны были быть особенно осторожными, и поэтому решили как можно реже встречаться с незнакомыми людьми. Мы были уже достаточно известны, и поэтому нас легко могли бы узнать. Проблемой стало делать телефонные звонки. Домашний телефон на ферме  я не использовал по известным причинам, и поэтому часто приходилось предпринимать  длительные поездки чтобы найти телефон хотя бы в часе езды от нашего убежища.  Одновременно я старался конкретизировать наше положение.

Что касается Новой Медицины доктора Хамера:
Как и в средние века у врачей, которые убеждены в действенности и правоте Новой Медицины, сегодня существуют большие проблемы – они опасаются санкций, если будут применять эти открытия для своих пациентов.

Хотя чёткие доказательства успехов Новой Медицины уже имеются и никто не смог до сих пор опровергнуть положения этих Биологических Законов, это знание подавляется во всех онкологических клиниках.  Пациент остаётся в неведении.   И это длится уже почти 14 лет!
Стоимость расходов на терапию согласно принципам Новой Медицины будет несравнимо меньше существующих, что затронет в первую очередь сверхдоходы фармацевтической промышленности.

Эксперименты на животных окажутся совершенно бессмысленными. Хорошо известно, что результаты испытаний на животных не могут быть использованы для человека, или даже для разных пород животных (см.книгу „Die Pharmastory, der große Schwindel“  - «мошенничество большой фармы» -  Hans Ruesch)

Инспекция (проверка) положений Новой Медицины может быть сделана в течение нескольких дней и, таким образом, дать полную ясность по этому вопросу. В противоположность этому Университет Тюбингена отказывается много лет это сделать.

Создаётся полное впечатление, что не забота о здоровье населения находится в приоритете определённых кругов, а только власть и обогащение.  Здоровое население означает смерть фармацевтической и медицинской промышленности.

Настоящая наука требует свободы информации и обмена мнениями по различным точкам зрения. В действительности различные новые исследования и сами исследователи подавляются и преследуются существующей догматической медициной. В качестве примера я приведу только доктора Земмельвейса (который обнаружил причину родильной горячки) и д-р Schleich (первооткрыватель местной анестезией). Только через годы традиционная медицина смогла признать их открытия.  К сожалению, доктор Земмельвейс об этом не узнал, он умер от простой инфекции в психиатрическом учреждении, в которое его поместили по решению суда. В то же время, больные получали неправильное лечение против реального состояния науки.

Что касается нашего побега:
Действия профессора Jürgenssen против нас является типичным подход всей ортодоксальной медицинской онкологии. Не только он, но и многие онкологи яростно защищают своё зыбкое положение при помощи всей мощи государственной власти.

Суд  для господствующей медицины является своего рода исполнительным  агентом её целей. Традиционная медицина советует судьям отвергать иные мнения,  а затем требует выполнять удобные им решения суда.  Эта ситуация сильно напоминает охоту на ведьм 500 лет назад. В то время ортодоксальная Церковь являлась преследователем, сегодня – ортодоксальная медицина.

Сегодня каждый австрийский гражданин может оказаться преступником из-за отказа исполнить подобное решение суда и подвергнуться насилию по отношению как к себе, несогласному родителю, так и по отношению к своим детям.

Ещё в начале этого века догмой традиционной медицины было заключение, что пол будущего ребёнка определяется тем, из какого яичка будет сперматозоид для зачатия – если из правого, то будет мальчик, если из левого, то будет девочка. Ещё десять лет назад стандартной медицинской доктриной причины рака была вирусная инфекция. Сегодня мы смеемся над обоими этими положениями. В настоящее время считается, что рак возникает беспорядочно, и что никто не может предугадать когда где и у кого он возникнет. Кроме того, его причиной считают канцерогены.

 Исследования на животных показали, что от дыма мыши получают рак лёгких, однако хомяки – не получают. Ортодоксальная медицина не может объяснить эти вещи.  Однако Новая медицина легко и чётко объясняет всё это.  Рак лёгких имеет своей причиной конфликт страха за свою жизнь, и мыши, чёрт возьми, боятся огня. Хомяки, которые живут под землёй, не бояться огня, потому что «в их реальности» под землёй он им не угрожает, поэтому в их мозге нет встроенной реакции на дым (как признак огня), в отличие от мышей.  Это ещё раз показывает, что испытания на животных абсолютная ерунда и только служит  псевдо отчетности. С испытания на животных могут, следовательно, подтвердить все, и ничего. Знаете ли вы, что лиса умрёт, если съест миндальный орех? Означает ли это, что миндаль абсолютно смертелен для человека?

Уведомление из окружного управления:
Отбирание ребёнка от родителей было запланировано на 28.06.95. Для этого были взяты два полицейских. Но так как нас не было дома, решение суда было передано нашим бабушке и дедушке. Теперь мы можем предположить, что нас попытаются найти в Бургау или по дороге до Кёльна.


vvv
Четверг, 29 июня 1995

Завтрак на открытом воздухе. День обещал быть прекрасным. Семья Pfennig была заботлива и очень помогала нам в нашей трудной ситуации. Александр учится ходить на ходулях и почти разобрался как делать повороты. Элизабет играла с семимесячным щенком лабрадора Uno. Трудно было сказать, кто играл с кем, Элизабет с собакой или наоборот. Их любимой игрой было бросать мяч. Оливия  смотрела на собаку с подозрением. Щенок был слишком непредсказуемым и диким, и она боялась быть укушенной им.

Финансово нам пока нечего было беспокоиться, хотя деньги и убывали. Наша единственная надежда выбраться из этой неприемлемой ситуации было изменение в законодательстве. Тем не менее, это всё равно займёт не менее двух месяцев по парламентскому вопросу «зелёных». Целых два месяца!

Телефонный разговор с адвокатом Антонеску:
Он подаст апелляцию против решения о лишении нас опеки над Оливией. 

Телефонный разговор с г-ном Rilk, "помощь-ТВ":
Фрау О. из Грюнбаха не будет приглашена на передачу.  Кроме того, он предложил, что врач Новой Медицины может проиграть в дебатах против утверждений профессора Jürgenssen. Доктор Хамер также не будет приглашён для участия в программе. Вот это «качели», подумал я!

Телефонный разговор с доктором Herz:
Он думает над моим предложением присутствовать на этой программе в аудитории.

Телефонный разговор с доктором Liebner:
Он озвучит свою позицию на телевидении по телефону. Он не хотел бы присутствовать лично.

Телефонный разговор с доктором Ростовской:
Он думает над моим предложением присутствовать на этой программе в аудитории.

Это было разочарование. По дороге домой я пытался отвлечься. Было жарко, и психологическая нагрузка подавляла.
(…)

vvv
Воскресенье, 02 июля 1995

Джеральд сообщил мне, что газета "Курьер" и станция "ORF" высказали интерес к нашей истории.

Оливия была апатичной и у неё была небольшая температура, которая к вечеру подросла. Также у неё была головная боль и болели глаза.

vvv
Понедельник, 03 июля 1995

Живот Оливии заметно увеличился. Мы ужасно волновались. Тем не менее, Оливия ходила, нормально ела, и иногда даже слишком много. Она нормально ходила в туалет, и даже цвет мочи был нормальным. Это никак не подходило под признаки предсказанного гепатита или желтухи. Ситуация сводила нас с ума.  Врач был абсолютно необходим.

Информация о нас в  СМИ достигла уже значительных размеров. Наконец, я также получил адрес очень хорошего гомеопата, доктора Лейболда (имя изменено) из Граца. Я сразу же согласился  на встречу с ним на завтра.

На следующий день в Бургау была назначено выступление доктора Хамера. Конечно, я хотел пойти туда вместе с Оливией, но это было бы слишком опасно.

К вечеру состояние  Оливии ухудшилось. Она почти каждый час стонала от боли.

Письмо из прокуратуры:
Заявление из окружного управления было рассмотрено. Поскольку при лечении ребёнка мы обращаемся к шарлатанам и скрываемся от властей, то мы обвиняемся в жестоком обращении с детьми и в похищении детей. Мы обьявлены в розыск.

Материалы в СМИ:
Издание «kurier» - статья «Драма ребёнка, больного раком: родители лишены права опеки»
Издание «profil» - статья «Она не может умереть»

vvv
Вторник, 04 июля 1995

Отёк живота Оливии стал ещё больше.  Она лежит в постели, но находится в хорошем настроении. Джеральд настоятельно рекомендует съездить с ней в Бургау. Но встреча с доктором Хамером в Мюнхене была запланирована на следующий четверг. Чтобы дать себе определённую свободу действий, я купил сотовый телефон.  Во второй половине дня я пошел с Оливией к доктору Leibold.

Посещение доктора Leibold:
Dr. Leibold рассказал о своём негативном опыте со стандартными лекарствами, отпускаемыми по рецепту. Он гомеопат и уже достиг признанных успехов в этом медицинском направления в лечении рака. Справки, которые он навёл по поводу опухоли Вильмса  в компетентных органах, также весьма противоречивы.  Об Оливии он хотел знать всё с самого её рождения – чем болела, часто ли она плакала в детстве и т.д.  К сожалению, Эрики не было с нами и я не знал всего подробно. Тем не менее, я дал ему всю информации, которую знал. После тщательного обследования ребёнка он дал Оливии лекарство.  Если в ближайшие дни не будет улучшения, он посоветовал нам отвезти  Оливию в больницу. Вообще он посоветовал мне рассмотреть возможность проведения немедленной операции.  Но он был против химиотерапии. Моё общее впечатление от этого врача была очень позитивным. Наконец, он предупредил меня, осторожнее иметь дело со средствами массовой информации. По его мнению, многие редакторы могут находиться под давлением. Он говорил это исходя из своего собственного опыта в работе с СМИ. Мы должны ежедневно выходить на  контакт с ним и сообщать о состоянии Оливии.  Он также указал на то, что не во всём согласен с доктором Хамером.

Телефонный разговор с Джеральдом.
Было бы лучше, чтобы мы бежали за границу. В принципе, доктор Хамер был того же мнения. Нужно было лишь сделать это так, чтобы Оливия не беспокоилась. Джеральд нашёл для нас две машины, на которых нам помогут уехать и пришлёт нам их завтра в 3 часа утра.
Мы теперь не были в безопасности ни в Австрии, ни в Германии.  Поздно ночью, после того, как дети были уложить в постель, мы упаковали наши вещи.

vvv
Среда, 05 июля 1995

В 3 часа утра, как и обещал Джеральд, на двух машинах приехали Ирен и Отто, его знакомые.  Мы уже подготовили всё заранее и разбудили детей и даже попили бодрящего зелёного чая в дорогу. Для детей это пробуждение посреди ночи было приключением, и, следовательно, было интересным. Мы уложили вещи в две машины и сели в них сами.  в двух автомобилях. Александр и я сели в машину Ирен, Erika и две девочки в машину Отто. Наша цель была австро-немецкая граница в Зальцбурге. Мысль о предстоящем пересечении границы давала мне тянущее чувство в желудке. Мы выбрали маршрут через Тауэрн. Когда мы поднялись по дороге в горы, я был благодарен за это решение. Панорама была потрясающей.

Во время поездки мы узнали друг друга. Самоотверженная готовность Ирен и Отто помочь нам, и, возможно, даже попасть в беду, произвела на меня глубокое впечатление.

Могут ли быть проблемы при пересечении границы? Но всё прошло хорошо, границу мы пересекли без проблем. Мы были в Германии. Теперь мы думали о нашей следующей остановке и решили несколько дней, которые остались до встречи с доктором Хамером, провести в Chiemsee.  Оливия, вопреки нашим страхам, хорошо перенесла длительное автопутешествие. Напротив, прибыв в Chiemsee, она была бодра и полна энергии. Мы объясняли это действием гомеопатического препарата, который дал ей доктор Leibold .

После неспешного завтрака мы поехали кататься на моторной лодке.  Александр был в состоянии доказать, что он может быть капитаном. Наше настроение было отличное. Казалось, как будто мы оставили все наши проблемы в Австрии. С почтового отделения у меня было несколько телефонных разговоров в австрийские и немецкие СМИ. Их число было уже значительным. Я уже был обманут австрийским радио, и теперь не очень чувствовал себя в безопасности при общении с массмедиа.

С г-ном Pflugshaupt я согласовал дату интервью в Chiemsee  на следующий день.

Для того, чтобы участвовать в программе «помощь-ТВ», транслируемой в этот вечер, нам нужно было место с телевизором и телефоном. Мы нашли такое место непосредственно на озере, хозяйка предоставила нам комнату с телевизором и телефоном.  Незадолго до трансляции я дал г-ну Rilk номер нашего телефон, чтобы он мог нам позвонить. Когда передача началась, меня попросили быть на линии, однако во время всей передачи мне так и не дали слово! Что опять случилось? Я был зол. Редакторы программы, вероятно, догадались, что я хотел задать вопросы профессору Jürgenssen.  В начале трансляции ведущая Barbara Stöckl  представила вопрос аудитории весьма специфично.  Доктора Хамера чаще лишали слова, чем других, это делалось путём несправедливых оговорок. Это всё я нашёл возмутительно. Тем не менее, доктор Хамер был спокоен, а  профессор Jürgenssen однажды чуть не потерял спокойствие. Публика была явно на стороне Хамера.  Я связался со своим адвокатом и получил интересную информацию. После трансляции обсуждение продолжалось и было сделано предложение сформировать медицинский консорциум, который взял бы на себя контроль в лечении Оливии. Этот консорциум должен состоять из равных частей врачей традиционной медицины и врачей Новой Медицины. Лицом, ответственное за это, был предложен пришедший на программу вместе с профессором Jürgenssen профессор  Пихлер. Он является профессором университета.  Я был взволнован  и сразу же позвонила доктору Петрович, чтобы поблагодарить. Найти врачей Новой Медицины для этого консорциума, который сейчас будет сформирован в соответствии с пожеланием общественности, было, конечно, не проблема. Доктор Хамер знал, конечно, соответствующих людей.

Средства массовой информации
Статья в газете «kronen-zeitung» - «Пациенты в бегах»

vvv
Пятница, 07 июля 1995

Уже утром Оливия почувствовала страшную боль. НА её лице выступили капельки пота. Это было ужасно видеть, как она страдает.
Я вспомнил о докторе Leibold и позвонил ему, описав состояние Оливии. Он посоветовал мне купить ещё гомеопатические обезболивающие. Он также сказал, что знает одного хирурга в  Граце, к которому он посоветовал мне обратиться. Но я не решился  бы оставить Оливию в больнице в Граце. Если бы она была в больнице,   я больше не мог предотвратить химиотерапию.

vvv
Суббота, 08 июля 1995

Боль Оливии держалась.  Сразу после завтрака  Отто повёз нас в Мюнхен.

Встреча с доктором Хамером:
Перед встречей с доктором Хамером на вокзале мы встретились  с внештатным фотографом г-ном Шнайдером, который очень хотел знать больше о нашей ситуации и сделать несколько снимков. Я имел хорошее впечатление этого джентльмена. Чуть позже мы встретились с доктором Хамером. Я говорил о своём волнении, касающемся Оливии, и хотя он был на пути в Испанию, он заявил, что готов приехать к нам в гости в нашу квартиру. ТАкже  он отметил, что у Оливии есть остеолиз в нижнем отделе позвоночника, это также отвечает за боли в спине. Даже Джеральд раньше понял, что в этом месте у Оливии что-то не так. Таким образом, у Оливия было четыре разных рака: киста почки, карцинома собирательных трубочек правой почки, рак печени и рак костей позвоночника. Почему? Почему Оливия так серьёзно страдает?

Он говорил о трансляции программы "помощь-ТВ". Г-н Rilk сказал ему, что он не пригласил много гостей в студию, т.к. все считали, что 5 июля в 8:00 утра Оливию уже забёрет полиция совместно с органами опеки. Было запланировано, что Оливию сразу поместят в больницу и в программе уже не будет никакой необходимости. Я был в шоке. В 7:00 мы пересекли границу, а в в 8:00 по всей Австрии уже была объявлена охота на нашу семью.

Вместе с доктором Хамером мы поехали обратно к нам в наше временное убежище. Репортёр ехал за нами на своём красном Porsche. Оливия всё ещё чувствовала боль. Доктор Хамер сказал, однако, что увеличение печени не было так плохо, как я ему описал по телефону. Тем не менее, боль может продлиться до конца июля. Однако он не беспокоиться, что этот отёк как-то повлияет на внутренние органы.

Доктор Хамер намеревался найти в Испании компетентное научное второе мнение для Новой Медицины. Что касается медицинской консорциума,  мы рассматривали следующие кандидатуры: врачами от Новой Медицины может быть: профессор Stammer (имя изменено), доктор Пападакис, доктор Mühlengar (имя изменено) и доктор Хамер. Для контроля можно ещё взять доктора Петрович.  МЫ должны получить гарантии, что без заключений наших «стражей» ни о какой операции или принудительном лечении не может быть и речи. Первая встреча могла состояться в Германии.

Разговор с фотографом, Г-н Шнайдером:
В своем Porsche он отвёз доктора Хамера в аэропорт. После возвращения мы обсуждали возможные дальнейшие шаги совместно с СМИ. Передача г-ну Pflugshaupt исключительных прав на нашу историю г-н Шнайдер назвал ошибкой. Г-н Pflugshaupt, по его мнению, действовал совершенно неразумно.  Кроме того, г-н Pflugshaupt  требует слишком много денег за свои репортажи с нашей историей, что в свою очередь вызвало недовольство у СМИ. Поступая таким образом, возможность широкой огласки будет заблокирован.  Репортёр сказал, что г-н Pflugshaupt по-видимому, слишком мало знал о связях внутри мира СМИ.

vvv
Воскресенье, 09 июля 1995

У Оливии уже третий день сильная боль и она в основном лежит в постели. Путь в туалет для неё был  мучением. У неё была лихорадка, головная боль и боль в животе, но она была в состоянии нормально питаться и нормально ходила в туалет. Спала она также хорошо. Мы ужасно волновались.  Чтобы отвлечь Александра и Элизабет от боли Оливии, я пошел с ними в длительную прогулку вокруг озера. Но поговорив  с ними, я понял, что они тоже очень беспокоятся о состоянии сестры.

Статьи в СМИ:
«Kleine Zeitung»  Врачи возмущены "ORF"
«Курьер»    В одиночку против всех врачей

Оригинал текста –  http://www.olivia-tagebuch.at/die-flucht.html

Продолжение следует…



.
Tags: gnmpro, Оливия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments