Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Category:

Лимфома Ходжкина и неходжкинская лимфома в GNM


Лимфома Ходжкина и неходжкинская лимфома – что общего?
.
       Существует только одна общая черта: оба типа лимфомы означают фазу восстановления после предшествовавшего  биологического шока (СДХ) от конфликта самообесценивания.  В остальном же у них совершенно разное содержание причин  конфликтов, в том числе различные реле в мозге, запускающие соответствующие Специальные Биологические Программы (СБП).
.
     В традиционной медицине они называеются «рак лимфатических узлов».  Диагноз всегда ставится в фазе восстановления (в PCL-фазе соответствующей СБП) - у больных с симптомами, или иногда чисто случайно после восстановления -  у пациентов без жалоб.
.
Lymphbahnen
.
     Так называемая болезнь Ходжкина принадлежит к тканям среднего зародышевого листка (мезодерма) и в Германской Новой Медицине происходит в PCL-фазе за счёт  митоза клеток, приводящего к опуханию лимфатического узла , то есть, когда конфликт ранее уже был решён.  Для этого типа лимфомы всегда имеется предшествующий конфликт самообесценивания сравнительно лёгкой степени.

Пример: пациент сломал ребро, играя в футбол и не смог доиграть матч, чтобы помочь команде победить, и поэтому он считает, что игра проиграна по причине его отсутствия на поле.  «Если бы я играл, мы могли бы выиграть игру» - возможное содержание конфликта.  Это мог быть конфликт самообесценивания в партнерских (игровых, командных) отношениях и будет поражена плечевая область (лимфоузлы плечевого пояса).
.
    Или пациент считает, что он не может сдать экзамен.  «Я не могу это  сделать, я не до конца выучил предмет".  Здесь будет затронута паховая область, где в активной фазе конфликта (СА-фаза) возникает остеолиз, но которые обычно никак не ощущается.  Только тогда, когда экзамен всё таки удастся сдать (разрешение конфликта - конфликтолиз), человек получает  исцеление лимфатических узлов в паху - и только в этот момент, из-за физических ощущений, обращает на это внимание и ему диагностируют болезнь Ходжкина.
.
      Поражаются лимфоузлы, соответствующие той же зоне скелета, каждый лимфоузел принадлежит кости соответствующей стороны. Самообесценивание немного слабее, чем при случае, когда поражается сама кость. Во время СА-фазы – некроз («полости»). Лимфоузлы реагируют таким же образом, что и кости. Под микроскопом такой некротизированный лимфоузел похож на «швейцарский сыр».
.
    После разрешения конфликта (PCL-фаза) – восстановление некротизированной ткани с отёком поражённого лимфоузла (положительный признак выздоровления!); восстановление некротизированных участков лимфатических сосудов, расширение лимфатического сосуда, затруднённый отток лимфы (при «Синдроме» отёк увеличивается).
.
    Так называемая болезнь Ходжкина = увеличенные лимфоузлы является результатом митоза клеток. Эта клеточная пролиферация отличается от «доброкачественного» лимфоузла в зоне дренируемого абсцесса, увеличевшегося в размерах из-за перенапряжения, в этом случае клеточный митоз отсутствует. При «Синдроме» - повышенное набухание. Биологический смысл – укрепить лимфатические сосуды и лимфоузел, который становится больше, чем до этого (с биологической точки зрения большой лимфоузел лучше, чем маленький).
.
    Так называемая неходжкинская лимфома является восстановительной частью СБП, управляемой из внешнего зародышевого слоя (эктодерма, реле в коре головного мозга) и является признаком фазы восстановления после «конфликта фронтального страха/атаки», конфликта «страха перед раком» или конфликтов  «импотенции» («нужно срочно сделать что-то важное») - и зависит от латеральности (лево- или праворукость), гормонального статуса, констелляций коры головного мозга и т.д. – часто является следствием попадания человека в один из самых страшных порочных кругов.
.
   Страх «фронтальной атаки» - это страх чего-то, что «идёт нам навстречу» и чего мы не можем избежать.  Есть еще и обратный путь – «невозможность отступления, блокирование путей отхода»,  с дополнительным «страхом на моей шее» и лобно-затылочной констелляцией коры головного мозга  (т.н. шизофреническая констелляция).
.
    Фронтальный страх очень реален  у людей и животных, это страх перед реальной опасностью от атакующих людей или животных и т.п.  Только у людей этот страх может быть еще и мнимым, что приводит к боязни чего-то, что нам кажется не менее опасным, чем реальная опасность для дикого животного в природе: например, врач говорит пациенту: «У нас есть подозрение, что у вас рак» или «у вас рак».  Поскольку рак пока ещё для большинства людей (и для большинства врачей) представляется как нечто неизбежное и  «подводящее к концу», также определяемое как «судьбоносное событие», эта предполагаемая опасность влечёт за собой попадание в конфликт «фронтального страха» или «лобовой атаки», хотя реально в том же раке нет практически никакой опасности, если человек знает причины его возникновения и знает что делать. Пациенты и врачи, владеющие  знаниями Германской Новой Медицины, даже имея диагноз «рак», не страдают от  такого «страха рака».
.
   При «фронтальной угрозе» или «страхе рака» мы эволюционно переносимся в архаичное время, когда наши предки жили ещё в воде.  Самая большая катастрофа этих рыбо-подобных существ была в том, что их жабры были забиты чем-то посторонним, или они были выброшены из воды (например, большой волной) и их жабры склеивались так, что они не могли дышать.  Именно этот первобытный страх  что мы «отключены от воздуха» и даёт нам эту «фронтальную тревогу» и аналогичные по содержанию конфликты «страха рака».  Как сказал один пациент – «я чувствую, как моё горло перекрылось».  В случае, если человек получает такой «конфликт диагностики рака», у него мгновенно проявляются признаки активности конфликта, а именно: ледяные (похолодевшие) руки, потеря аппетита, бессонница, спутанность мышления – скованный страхом пациент неспособен ясно мыслить и т.д. Пусть небольшое, но локальное ощущение стянутости или сдавленности ощущается также и на шее.
.
     В активной фазе конфликта происходит изъязвление древних (архаичных) глоточных протоков (бороздок) жаберной щели (fissura branchialis) с целью их расширения для улучшения потока воды (кислорода) и дыхания.  Эти древние, сохранившиеся до наших дней глоточные протока выстланы плоским эпителием, и при изъязвлении дают умеренную боль в области шеи.

Лёгкие 4
.
    После растворения конфликта (PCL-фаза)  происходит отёк вокруг изъязвленной области во внутренней части глоточных протоков. В результате в протоках формируются кисты, заполненные серозной жидкостью. В средостении эти кисты могут прорастать в диафрагму. Ранее эти кисты, которые распознаются традиционной медициной только в фазу восстановления, ошибочно диагностировались как «центроцитно-центробластная неходжкинская лимфома (лимфосаркома)».
.
    Эти кисты могут выглядеть и ощущаться как «шарики» под кожей по обеим сторонам шеи и за ушами, идти по шее вниз к плечу и вперед к надключичной ямке и даже дальше. Внутри они могут достигать диафрагмы, и также содержать внутри себя густую жидкость.
 Кисты в средостении растут незаметно и если конфликт не решается окончательно, а часто «переключается» с активной фазы на фазу восстановления и обратно (СА-фаза / PCL-фаза), то кисты укрепляются и растут больше, образуя внутри соединительную ткань (рубцовую ткань), что в стандартной медицине затем диагностируется как «мелкоклеточный рак легких».

Для роста кист древней жаберной дуги характерны  клинические  симптомомы: в первой половине фазы восстановления, то есть до эпилептоидного кризиса (PCL-A-фаза), как правило, вскоре после разрешения конфликта и начала отекания соответствующих мест на теле, люди испытывают панику от наличия «метастазов».  Они думают, что эти компактные «узлы» означают «рост опухоли».
.
   В следствие «паники от метастазов» они вновь страдают от конфликта «страха рака», и из-за этого  фаза восстановления прекращается, человек вновь попадает в активную фазу конфликта со снижением размера кист (повторение процесса изъязвления).  Или же, в панике от страха рака, человек подвергает себя химио- и/или радио- «терапии», которые также вводят тело в состояние стресса (биологического – это воспринимается как атака на тело), что также даёт уменьшение размера кист, воспринимаемое как «успех химиотерапии», однако эта «терапия» всего-лишь останавливает предшествующую фазу восстановления после разрешения предыдущего конфликта.  В обоих случаях, пациент сразу попадает в порочный круг.  В случае рецидива конфликта вновь происходит отмена исцеления, уменьшение размера кист жаберной дуги, дальнейшее расширение язв в протоках жаберной дуги, а также происходит увеличение «массы конфликта».
.
    Увеличение массы конфликта означает, что если снова успокоить пациента, то теперь вновь возникающие в знак повторно происходящего исцеления жидкие кисты становятся ещё больше, чем раньше, из-за прерванного предыдущего исцеления плюс массы конфликта от новой паники.  Конечно, неизбежно происходит усиление и эпилептоидного кризиса, чем он  был бы в первый раз, если первоначальный конфликт «страха рака» был бы решен до конца без дальнейшего рецидива.
.
    Если человек знает о принципах Германской Новой Медицины, то даже при наличии довольно больших кист он не впадает в панику от «конфликта страха рака» и фаза восстановления проходит полностью, с эпилептоидным кризисом любой силы (человек об этом предупреждён и знает о возможных симптомах этой стадии восстановления). Часто, особенно когда довольно крупные кисты расположены в области шеи (или в средостении), человек может имеет ощущение, что он чисто механически получает меньше воздуха из-за сжатия трахеи.  Тем не менее, реальная опасность удушья отсутствует, потому что киста не можете пережать трахею полностью.
.
     В момент эпилептоидного кризиса , однако, субъективно ощущаемый архаичный животный страх удушья может быть очень сильным и может  повторно вогнать перепуганного человека в панику.  Тем не менее, к счастью это происходит только в крайних случаях, когда имеют место очень большие кисты.  Ознакомление человека (пациента) с основами Германской Новой Медицины и конкретно с принципами протекания его случая способно уберечь его от панического ужаса, и это является наиболее важной задачей каждого настоящего врача.
.
    Давать подобным пациентам седативные лекарства бессмысленно и обычно просто признак невежества, потому что после эпилептоидного кризиса пациент входит во вторую ваготоническую фазу (PCL-B-фаза) и усиление седатации может быть смертельно опасным. Химический седативный эффект – это вид отравления, который никогда не может быть успокаивающим поощрением для  человека или заменой соответствующих действия врача. Только пройдя эту вторую ваготоническую фазу, человек становится по-настоящему восстановившимся.
.
    В случае химиотерапии и облучения врач традиционной медицины изначально приобретают пиррову победу, если кисты жаберной дуги уменьшаются. Но это достигается ценой отмены исцеления, и при этом  весь организм страшно и часто непоправимо повреждён.  Это нельзя называть «терапией», ведь в  лучшем случае человеку лишь на короткое время продлевают жизнь - но за счет костного мозга.  По сути – это не лечение, а просто бред!  В случае, когда химиотерапия ещё не до конца погубила человека, процесс исцеления начинается снова и с ним кисты снова возвращаются.  Это загоняет пациента в непрерывный порочный круг, из которого он обычно уже не может выйти.
.
     У пациентов с большими кистами в области средостения часто делается хирургическая операция на грудной клетке, после чего человек, как правило, получает новый СДХ от конфликта «атаки против грудной полости» - возникает новый вид рака – мезотелиома плевры.  Это рак запускается из мозжечка, управляющего тканями среднего зародышевого слоя – мезодермы  и, следовательно, в активную фазу конфликта происходит рост клеток лимфоидного типа. Компактная плевральная мезотелиома растёт или на плоскости, или формирует одиночные крупные компактные опухоли в зависимости от природы атаки. Например, СДХ может быть запущен, когда пациент смотрит на рентгенограмму лёгких. Если он видит опухоль слева, у него разовьётся мезотелиома, а позднее плевральный выпот (после разрешения конфликта в фазе восстановления) с той же левой стороны, несмотря даже на то, что в действительности опухоль (например, рак бронхов) локализовалась с правой стороны.  Биологическая цель этой СБП в том, что организм пытается защититься от нападения, пытаясь усилить внутреннюю оболочку грудной полости – плевру – путём роста мезотелиомы.
.
    Плевральный выпот является признаком восстановления. Затруднение дыхания возникает только при массивном плевральном выпоте, частично из-за самого выпота, а частично из-за отёка мозга. При наличии активного «конфликта беженца» («синдром») процесс экссудации становится ещё острее (напр. Подагра – фаза исцеления при остеолизе, особенно при лейкозе). При отсутствии «Синдрома» большинство плевральных выпотов экссудативной или транссудативной природы обычно не определяются. Это случай для транссудативного плеврального выпота, который правильнее было бы назвать «подагра». После этого часто обнаруживаются кальцинаты.
.
    Мезотелиома плевры замечается, как правило, только тогда, когда имело место разрешение конфликта атаки на тело.  Возьмем, например, пациента после операции, которому врач  говорит: «Теперь у вас всё в порядке», разрешение конфликта «атаки на грудную клетку» даёт плеврит, как признак исцеления.  Для всех опухолей, управляемых из мозжечка, образуется жидкость в фазе восстановления. Рак плевры даёт плеврит, рак брюшины – асцит, рак перикарда - перикардит.
.
    То, что в традиционной медицине часто называется «метастазами» (которых не существует в их традиционном понимании) - на самом деле является процессом заживления, хотя фазу исцеления ещё надо пережить (особенно при долгих рецидивах конфликта = большой массе конфликта и при наличии «Синдрома»).  Теперь не трудно понять, почему большинство пациентов умирают в течение нескольких недель или месяцев после озвучивания диагноза – они просто попадают (или их «загоняют») в порочный круг, из которого они уже не могут выбраться самостоятельно.  Таким образом, убеждение что рак это «случайное, фатальное, неконтролируемое событие» является в корне неверным.
.
Убивает невежество, порождающее панику и страх, но не сам рак.
.
    Вот материалы традиционной медицины: Лимфома — группа гематологических заболеваний лимфатической ткани, характеризующихся увеличением лимфатических узлов и/или поражением различных внутренних органов, в которых происходит бесконтрольное накопление «опухолевых» лимфоцитов. Первые симптомы лимфом — увеличение размеров лимфатических узлов разных групп (шейных, подмышечных или паховых).
Для лимфом характерно наличие первичного опухолевого очага, подобно солидным опухолям. Однако лимфомы способны не только к метастазированию (как солидные опухоли), но и к диссеминации по всему организму одновременно с формированием состояния, напоминающего лимфоидный лейкоз.
Выделяют лимфому Ходжкина (лимфогранулематоз) и неходжкинские лимфомы (англ. Non-Hodgkin lymphoma).
Индолентные лимфомы (лимфомы с низкой степенью злокачественности) в отдельных случаях могут не требовать лечения, достаточным является наблюдение врача (гематолога или онколога). Однако при первых признаках прогрессирования — увеличении лимфоузлов, повышении температуры тела наблюдаемого, появлении хронической слабости, начинают лечение пациента.
.
   Т.е. врачи делают всё наоборот – «лечат» человека тогда, когда он уже практически вылечился, отошёл от шока исходного конфликта и находится в фазе восстановления своего организма. «Терапия» загоняет человека обратно, часто не давая ему никаких шансов вернуть своё здоровье.
 .
     Как мы теперь знаем, рак и все другие так называемые «болезни» являются частями значимых специальных биологических программ природы (СБП) – разумных, логичных и четко работающих на протяжении всей эволюции и основанных на пяти биологических законах природы.



Tags: GNM-общее, GNM-общее (органы)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments