December 13th, 2015

Дневник Оливии (4)

Продолжение. Начало книги - здесь.

Глава 4


В начале трудного пути…

Пятница, 19 мая 1995

Часто человек сталкивается с очень болезненными ситуациями, в которых имеет только два варианта действий – либо сделать самое лучшее, на что он способен, либо вообще ничего не делать. Нам пришлось пройти через это. Как и многие до нас, теперь мы стояли в начале этого трудного пути. Никто не мог сейчас сказать, как эта история закончится. Все надеялись на лучшее, и при этом ожидали худшего.

Я отогнал машину из Майерсдорфа в  Нойштадт, выполнил несколько просьб Оливии (взял из дома её домашние тапочки и т.п.), а затем отправился на общественном транспорте до больницы Святой Анны в Вене. Во второй половине дня врачи определились с лечением Оливии. До операции несколько недель ей будут делать химиотерапию, затем будет собственно операция, а затем курс химиотерапии продолжится. Врачи оценили шансы на выживание в 70-80%. Также на снимках печени были какие-то затемнения, которые врачи пока не могли интерпретировать, однако они заверили нас, что до операции сделают повторные исследования.

Врач говорил всё это достаточно спокойно - нам нужно просто привыкнуть к этой ситуации и новому «режиму» жизни. Мы были обеспокоены его сообщением о том, что, возможно, в других органах могут быть метастазы. Что означают «тени» в печени? Это будет ясно только на следующем обследовании в ближайшее время. До сих пор мы думали, что Оливию немедленно прооперируют, а теперь нам говорят, что необходим шестинедельный курс химиотерапии. И что нам делать с озвученным % выживаемости? Ну, было сказано нам, это означает, что из 100 детей «только» 20-30 умрут, а 70-80 выживут. Но в какой группе находится Оливия?..

Я снова забираю свой автомобиль в Нойштадте и хочу вместе с Эрикой проконсультироваться с другим натуропатом, живущим неподалёку. У меня был контакт этого «природного целителя», раньше он лечил Эрику от псориаза, но мы давно к нему не обращались, т.к. меня беспокоили некоторые высказывания фашистского толка, вроде этих: «немецкий язык это наиболее развитый язык» или «негры далеко отстают в развитии от белых».  Но в нашей сегодняшней ситуации у нас не было особого выбора, да и я надеялся, что по прошествии нескольких лет он мог поменять свои взгляды. Эрика согласилась со мной.

Когда мы увидели этого натуропата, я понял, что он ничуть не изменился. Раньше он принимал нас наверху, в своём кабинете, сейчас же он даже не пригласил нас пройти туда, даже не предложил нам присесть.   Ну, так легко я не сдамся. Я попросил его уделить нам лишь немного времени, чтобы я мог объяснить ему нашу текущую ситуацию. Я успел только сесть, как он  сразу же начал бросать мне свои увещания: Мы не поверили ему! Он вложил в нас столько часов своей работы! Особенно в работе с псориазом Эрики! (но псориаз у Эрики никуда не делся!)
Наш ребенок болен раком только потому, что у нас плохой брак.  Как иначе объяснить такую судьбу?  Я был обеспокоен. Таким я его раньше не видел. У меня было впечатление, что он боялся снова потерпеть неудачу, как с Эрикой. Он не поможет нам.

Глубокое отчаяние охватило меня по дороге домой. На кухне были  сестра Эрики - Вероника. Я рассказал им про Оливию и последние новости. Слезы снова потекли у меня з глаз. На лестницу, идущую на наш этаж, выглянула Элизабет, протянула ко мне руки и сказал: «Тебе грустно? Но, слава богу, у тебя есть я!» Я взял её на руки и крепко обнял.

vvv

Суббота, 20 мая 1995

Collapse )
.