Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ (3)

Большая ложь (нем. Große Lüge) — пропагандистский приём, 
определён А. Гитлером в книге «Моя борьба»
как „ложь настолько огромная,
что никто не поверит в то,
что кто-то имел смелость обезобразить
действительность так бесстыже“.


BIG LIE.png


Продолжение (начало здесь - https://fillum.livejournal.com/166022.html )

Перевод серии статей Джона Раппопорта (автора книги
«СПИД Инкорпорейшн. Скандал века.» (JonRappoport - AIDS,Inc.), полный текст книги выложен здесь:http://www.pauladaunt.com/books/Banned%20books%20and%20conspiracy%20theories/Jon%20Rappoport%20-%20AIDS%20Inc%20Scandal%20of%20the%20Century.pdf )


Оригиналы этих статей выложены здесь: http://www.whale.to/b/rappoport.html

Статьи:
The Depopulation Agenda (19 February 2003)
Depopulation and HIV (20 February 2003)
We Had to Discredit Peter Duesberg (21 February 2003)
When AIDS Lies Collide (24 February 2003) 

More on the AIDS Scam (26 February 2003)
AIDS as an Attack on the Male Gay Community (12 March 2003)



Депопуляция и ВИЧ (20 февраля 2003)

В 1987 я встретил одного старого знакомого, называющего себя Эллис Медавой (псевдоним). С тех пор он вышел на пенсию, перестал заниматься своей работой по контракту в качестве консультанта по пропаганде. Тогда же он решил поделиться интересующей меня информацией. Он снабдил меня несколькими номерами телефонов и небольшой стопкой документов, просмотрев которые я понял, что этот человек был искренним и что он действительно работал над проблемой СПИДа, только довольно своеобразно. Его работа заключалась в том, чтобы формировать мнение журналистов таким образом, чтобы они полностью соглашались с любой официальную теорией касательно ВИЧ/СПИДа. Уже в 1987 году то, чем он занимался, нельзя было назвать тяжёлой работой, потому что всё было обкатано и существовала единая версия о том, что ВИЧ приводит к СПИДу. Но начинал он практически с нуля в 1982 году, когда в прессе и в медицинской литературе печатались самые разнообразные теории о происхождении иммунодефицита человека. И вот эти-то теории нужно было искоренить и направить прессу в единое официальное русло.Работу Медавого проверяли «члены Совета по иностранным связям и Британского круглого стола, но делали они это не как официальные представители вышеназванных групп».  В 1983 году, за год до того, как ВИЧ или так называемый человеческий Т -клеточный лимфотропный вирус (HTLV-III) был объявлен единственной причиной смертей от СПИДа, Медавой уже знал, что некий Роберт Галло выступит с «сенсационным» заявлением о таинственном ретровирусе – виновнике смертоносной эпидемии. Для того, чтобы в теорию поверили все остальные, Медавому нужно было выполнить несколько заданий. Главным из них было то, что журналисты и репортеры должны были быть подготовлены к принятию идеи, что СПИД может возникать в результате заражения вирусом. У него было в арсенале всё необходимое, а именно – доступ к экспертам, консультировавшим журналистов по медицинским вопросам.

Сначала в существовании ВИЧ (и всех вытекающих последствий) нужно было убедить этих медицинских экспертов. Им он рассказывал, что в медицинском истеблишменте якобы ходят слухи о так называемом ретровирусе, вызывающем синдром приобретенного иммунодефицита человека. Потом эксперты запускали эти слухи в журналистской среде. Медавой хорошо знал, чего стоили «надёжные» источники репортеров и журналистов. Он ведь сам их взращивал годами. Медицинские эксперты доверяли Медавому. Почему бы и нет? Он всегда оказывался прав. Всё что он предсказывал, удивительным образом сбывалось. Когда эксперты передавали «мудрую» информацию своим друзьям журналистам, те с жадностью хватали каждое слово. Так Медавой зарабатывал себе на хлеб. И не только он, конечно. Были и другие, которые работали над вопросами СПИДа. Боссы Медавого считали СПИД очень важной темой. Темой, которой нужно было обеспечить должное освещение в прессе. Так, чтобы можно было легко создать дымовую завесу планам по депопуляции в Африке, Латинской Америке и Азии. «Когда мне дали это задание, – рассказывал Мадавой, – я понял, что имел дело с очень важным сегментом информационного поля. Миру должны были открыть «правду» и мир должен был в эту «правду» поверить. Врачи, гражданское население, исследователи, политики – все они должны были проглотить мою пропаганду.»

И что же было главное идеей этой пропаганды? То, что ВИЧ приводит к СПИДу.

Медавой продолжал: «Были некоторые вещи, которые общественности знать было необязательно. Ни в коем случае нельзя было допускать, что СПИД возникает в результате комплекса различных факторов. Это было табу. Медицинские научные издания должны были вообще воздерживаться от исследования этой темы. Единственный вариант, который можно было изучать – это как иммунная система разрушается вследствие атаки вирусом ВИЧ иммунных клеток организма. Медавой знал это еще за год, до того как Роберт Галло во всеуслышание объявил о ВИЧ. Так Медавой стал взращивать информационные семена. Он начал встречаться с людьми (некоторые из них были врачами, некоторые исследователями) и рассказывать им, что очень скоро найдут вирус, приводящий к развалу иммунной системы. Он говорил им, что был инсайдером в исследовательских институтах, работавших над этой проблемой по всему миру. Он уверял, что эту информацию можно передавать репортерам и журналистам и что таинственный вирус был из класса ретровирусов. Медавой также поделился с этими людьми – с этими надежными источниками информации для репортеров, – что врач, к которому стоит внимательно прислушиваться и который почти раскрыл причины СПИДа, был Роберт Галло.  Медавой рассказывал мне, что Галло сам не организовал этот гигантский обман. Он всего лишь украл идею ретровируса у Монтанье и выдал за свою. Он был просто плагиатор, человек, отчаянно желавший найти какой-то ретровирус, приводивший к СПИДу, точно так же как перед этим он отчаянно желал найти ретровирус, приводивший к раку. Он понял, что исследование ретровирусов могли бы быть его билетом к славе. Вот он и эксплуатировал как вирусы, так и бюджетные вливания, потоком идущие к нему и его коллегам из Национального института исследований рака.

Галло избрали в качестве «вестника ВИЧ» только потому, что он был готов пойти на что угодно, чтобы в один момент произнести заветное: «Эврика!». Даже если бы он ничего не нашёл. Даже если бы у него не было никаких доказательств. (Как я уже писал – к тому времени, к весне 1984 года, когда Галло сообщил миру, что открыл причину СПИДа, он не опубликовал ни одного исследования; он даже не попытался сымитировать доказательство того, что ВИЧ приводит к СПИДу.)  Галло не разочаровал авторов этой аферы. Он должен был доставить товар. И он его доставил. И, естественно, Медавой был тоже на коне. Все его предсказания сбылись. Всё, что он сообщал своим «надежным источникам», свершилось, вся информация, слитая репортерам, оказалась на удивление точной. Все поверили, что СПИД – следствие заражения ретровирусом.  Работа по внедрению лжи была выполнена на ура. Ложь проглотили. Во всем мире. Ну, почти.

Было, конечно, несколько рассерженных ученых, знавших, что Галло никогда не имел никаких научных доказательств своей теории. Но они держали язык за зубами. Потому что тогда, весной 1984 года, всё поменялось в одночасье. Государственное финансирование, выделяемое на исследование причины СПИДа, на подтверждение или опровержение теории Галло, исчезло. Теперь все средства почему-то сосредоточились только на том, каким образом ВИЧ приводил к СПИДУ.

Как-то я спросил Мадавого, знал ли он о реальных причинах СПИДа? Он рассмеялся в ответ и сказал, что, конечно, знал, потому что ему нужно было владеть достоверной информацией, чтобы строить свою пропагандистскую стратегию. «Что же тогда вызывает СПИД?» – спросил я. Он ответил: «Ты сам должен знать, ты же об этом пишешь. СПИД – это понятие, обобщающее ряд причин. Ни одной из них не является ВИЧ. Ни прямо, ни косвенно. СПИД – это просто отключение иммунитета. Это состояние проявляется по-разному в разных группах населения и у разных индивидуумов. Вот некоторые факторы, подавляющие иммунную систему: героин, лекарства (например, кортикостероиды), голод, отравленная питьевая вода, токсичные пестициды, паразиты (особенно, если их лечить антибиотиками), сифилис, вакцинация людей, чей иммунитет и так ослаблен, потребление наркотиков в сочетании c гомосексуальными половыми контактами с большим количеством разных партнеров.»

Основной задачей пропагандистской работы Медавого было в частности сокрытие реальных причин смерти на африканском континенте: голода, отравленной питьевой воды, захват сельскохозяйственных земель и прочее. Постепенно все эти очевидные факторы были заменены на новомодное понятие – ВИЧ. Также постепенно депопуляция в Африке опередила рост населения. «Зелёные макаки, – объяснял Медавой, – были просто мифом, созданным, чтобы связать два понятия – ВИЧ и Африку. Это было сделано для того, чтобы общественность не задавалась вопросами, почему там умирает столько людей и чтобы все думали, что в далекой Африке существуют странные, жуткие болезни. Эта галиматья отлично прижилась в массах. Зелёные макаки никогда не были носителями ВИЧ. Да и какое это имеет значение, потому что ВИЧ – безобидный вирус. Но вся эта обезьянья теория на самом деле родилась в лаборатории в Бостоне, потому что у подопытных обезьян нашли вирус, подобный ВИЧ, после того как они были им лабораторно заражены. Говоря о происхождении ВИЧ от зелёных макак, мы на самом деле имели в виду тех лабораторных обезьян. Потом мы переделали всю эту историю в смехотворный миф об Африке, такой же достоверный, как и то, что Луна сделана из сыра.»

Мы должны дискредитировать Питера Дюсберга (21 февраля 2003)

Но весной 1987 года консультант по пропаганде Эллис Медавой начал понимать, что вся его работа была поставлена под угрозу Питером Дюсбергом, вирологом из университета Беркли. Дюсберг опубликовал основательную статью в научном издании «Исследования рака», подвергающую сомнению факт, что ВИЧ приводит к СПИДу.  Дюсберг не был тёмной лошадкой. Он был светилом вирусологии. У него были гранты на исследования, своя лаборатория, студенты, стававшие в очередь, чтобы оказаться в его команде. Дюсберг был признанный эксперт в новой области вирусологии, изучавшей ретровирусы. Что касается известности, то он был равным Роберту Галло. Дюсберг даже когда-то работал вместе с Галло, Монтанье и другими над тем обречённым проектом по вирусному (ретровирусному) происхождению рака. Но он оставил этот проект. «Я видел, что мы не никуда не продвигались, – рассказывал он мне, – эти вирусы были очень интересными, но совершенно не значимыми в исследованиях рака. А Галло и другие решили продолжать. У них на это были свои причины. Я же с радостью ушел. Я был немного разочарован, но и вместе с тем удовлетворён, потому что увидел то, что было на самом деле.»

Медавой говорил мне, что Дюсберг был тем непредсказуемым обстоятельством, которое они, в принципе, ожидали и на которое натолкнулись. Он был тем, кто мог видеть правду сквозь туман пропаганды. Он начал атаковать теорию ВИЧ с точки зрения исследователя. Всё, что он говорил, было правдой. Просто он не знал, что проводилась интенсивная пропаганда по защите официальной теории на самом высоком уровне. Он только представлял свою научную точку зрения, прекрасно понимая разницу между реальными исследованиями и исследованиями, притянутыми за уши. А ВИЧ был исследованием, притянутым за уши с самого начала.» В своей статье Дюсберг указал на несколько ключевых несоответствий в официальной теории ВИЧ. Например, то, что вирус заражает только крохотную часть Т-клеток. И если, как нам говорят, ВИЧ убивает иммунную систему, то почему же инфицируются не все Т-клетки? Дюсберг также указал на вопиющие противоречия в тесте на ВИЧ. Например, что тестирование крови заключалось в поиске антител, сформированных иммунной системой в ответ на заражение ВИЧ. Наличие таких антител должно было свидетельствовать, что у человека разовьётся СПИД, а за этим последует неминуемая смерть. Но с другой стороны, вакцина против СПИДа производила бы точно такие же антитела и это бы дало основания считать, что у человека иммунитет против СПИДа.

Медавой говорил мне, что Дюсберг был прав и на этот счёт. Он понимал, что тест на ВИЧ – полное безумие и пытался открыть научному истеблишменту глаза на тот факт, что во главе теории ВИЧ/СПИДа стоит кучка псевдо-учёных и что нужно как можно скорее опомниться и посмотреть на то, какой ущерб мы приносим человечеству. Дюсберг не был единственным, кто понимал проблему. В Беркли к тому времени уже пробуждалась целая группа учёных. Гарри Рубин, один из столпов вирологии, был готов публично заявить, что теория ВИЧ нуждалась в переосмыслении. Ричард Строман, клеточный биолог, тоже был не в восторге от ауры правдоподобности, окружавшей Галло, якобы открывшего причины СПИДа. Потом был там ещё один профессор-диссидент, Филипп Джонсон, готовый присоединиться к научной полемике. Он не только соглашался с Дюсбергом, но ещё и мог это аргументировать даже более складно, чем Дюсберг. (В конце концов, эта небольшая группка разрослась до 300 учёных и журналистов, которые подписали короткое письмо с просьбой пересмотреть теорию ВИЧ незаангажированными экспертами. Один из подписавших, Кэри Муллис, был лауреатом Нобелевской премии, открывший ПЦР-тест, и он в последствие написал много статей по развенчанию этого мифа.)

Но в 1987 году Дюсберг был единственным, кто публично выступал против псевдонауки. Его принципиальным сторонником был Харви Биали, научный редактор авторитетного научного издания Биотехнологии. Биали было отвратительно то, с какой поспешностью необоснованная теория Галло была принята в научном сообществе. С Биали трудно было сравниться по мастерству написания статей. Он любил то, что ненавидело большинство исследователей-карьеристов – он изучал основные работы на тему о ВИЧ до мельчайших подробностей, а потом разносил их вдребезги, аргумент за аргументом. Как и Дюсберг, он читал все сноски и все методологические разделы и он был беспощаден в своём критицизме. Биали видел, что в вирологии, когда-то взбудораженной дебатами о СПИДе, почему-то одержала верх наука абсурда, наука пресс-конференций, наука надувательства и выпрашивания грантов на заказные исследования.

В 1987 году Эллис Медавой, чья работа, как уже описывалось выше, заключалась в защите официальной теории ВИЧ от очернения, рассказывал мне, что его профессия ему уже начинала осточертевать. Он хотел уволиться. Он готов был пожертвовать своей долгой карьерой и перейти в армию «дессидентов», потому что видел – всё шло к медленной, но верной депопуляции, рассчитанной на десятилетия. Это было уже через чур даже для его зарплаты. Медавой колебался. День на день не приходился, иногда он готов был послать всё к черту и бросить работу, а иногда думал, что человечество заслуживает всё это. В один такой момент, когда он всё-таки решил уволиться, он связался со мной и начал раскрывать о своих трудовых буднях.

Эллис Медавой и его коллеги, столкнулись с ещё одной проблемой. Благодаря подрывным усилиям некоторых репортёров были разорваны связи с сообществом альтернативной медицины. Многие из активистов движения за альтернативную медицину никогда не винили микробы и вирусы в человеческих болезнях и изо всех сил старались продемонстрировать несостоятельность теории о ВИЧ. Росло количество тех, кому ставили диагноз ВИЧ и СПИД и которые выживали, всего лишь меняя образ жизни. Они не верили в ВИЧ и начинали заниматься своим здоровьем (регулярно давая себе физическую нагрузку, меняя диету, переставая принимать лекарства и обеспечивая свой организм достаточным количеством питательных веществ). Естественно, они воздерживались от антиретровирусных препаратов. Эти люди были живым доказательством чудесного исцеления и серьёзной угрозой для фальшивой теории о ВИЧ.  Медавой говорил, что очень важной задачей было не дать опровержениям официальной теории ВИЧ просочиться в прессу. Иногда это было даже важнее, чем преднамеренная ложь.
Что касается Дюсберга, то многие газеты и журналы готовы были предоставить полосы для его статей. Медавму поручили остановить этот процесс. Он побеседовал с учёными из Национального института здравоохранения (они больше всех пострадали бы, если бы Дюсберг сумел создать себе там надежный полигон) и предложил им начать публично отрицать взгляды Дюсберга, а также вылить немного словесной грязи на него лично.  Медавой и коллеги, в свою очередь, рассылали своих «надёжных источников» в газеты и журналы и инструктировали печатные издания публиковать качественные материалы о социальной опасности и безответственности Дюсберга. Это был конёк Медавого: «Наши люди должны были распространять нравоучения типа, что тысячи заражённых ВИЧ могут умереть, если перестанут верить в то, что ВИЧ приводит к СПИДу. Незащищенный секс распространится ещё больше, люди будут инфицироваться, заболевать и передавать вирус дальше. Мы сделали упор именно на мораль и задурили голову большинству представительств масс медиа. Это сработало, как обычно, безотказно.»
«Что касается растущего списка излечившихся от СПИДа – людей, которые не приняли идею ВИЧ и восстановили свое здоровье без лекарств, – то мы старались вести учёт каждой такой истории, ходили в представительства масс медиа и убеждали журналистов, что эти излечившиеся были юродивые вегетарианцы (единичные случаи излечения которых ничего не доказывали, потому что не были исследованы настоящими учёными) или демонстративные личности, искавшие повод засветиться. Мы заверяли, что многие из них никогда не были ВИЧ-позитивными. Это было легко. Мы быстро достигли желаемого результата. Некоторые публикации появились, но общая тональность была приблизительно такой: «так мол и так, по странной случайности…учёные пытаются выяснить, почему он живёт так долго не болея… это может быть поводом для будущих исследований». Ну и всё в таком духе.»

Вот ещё одна цитата Медавого по поводу мифа о СПИДе (он это рассказал мне в 1996 году): «Другие наши агенты ангажировали подконтрольных учёных пролоббировать новый стандарт тестирования на ВИЧ, основанный исключительно на количестве Т-клеток. [Обратите внимание, что эта "инновация" появилась значительно позже, чем в 1987 году]. Эта новая теория должна была определить динамику состояние человека после приёма зидовудина (AZT). Все основывалось на количестве Т-клеток (составной части иммунной системы), которые показывал тест. Агенты знали, что количество Т-клеток может варьироваться в зависимости от времени дня, когда сдается тест, а также от многих других факторов. Это была ещё одна дешёвая афера. Вот, например, возьмем человека, которому сказали, что у него ВИЧ. Даже если он совсем не болен, он начнёт тестироваться на количество Т-клеток каждый месяц. В один прекрасный день их число окажется меньше, чем в предыдущем тесте. И среднестатистический врач скажет пациенту, что у того уже буйствует СПИД, потому что количество Т-клеток критически сокращается. Если до этого пациент не принимал антиретровирусные препараты, то после такого заявления он, конечно же, начнёт это делать.»
Уже к середине 1990 годов Питер Дюсберг не получал исследовательские гранты. У него забрали лаборатории в Беркли. А студентам сказали, что если их имена будут ассоциироваться с Дюсбергом, то их будущее накроется.  Роберт Галло как-то высказался о Дюсберге: «Питер – не такой как все. Он очень умный и поступает только так, как считает нужным. Иногда то, как он считает нужным, идёт в разрез с общей точкой зрения. С ним очень сложно, он делает всё назло. И всё что он делает – бросает вызов всем остальным. Он не такой как все.»
Довольно иронично, что это говорил тираничный и своевольный Галло о человеке, который бросил вызов вирусу, поставив под сомнение его летальность.

Продолжение -    БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ (4)  https://fillum.livejournal.com/166837.html

Tags: GNM-против, gnmpro, СПИД, стереть_страх
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • GNM терапия.

    Терапия на основе принципов Биологических Законов Природы. http://learninggnm .com/SBS/documents/gnm_therapy.html. Германская Новая…

  • Два весла

    Короткая притча (а потом – дополнение к ней). Один путник попросил лодочника перевезти его на другой берег. И во время переправы…

  • СПИД - болезнь, которой не существует (перевод книги)

    ПЕРЕВОД книги доктора Хамера "СПИД - болезнь, которой не существует" закончен. Краткую версию перевода книги можно бесплатно забрать…

  • Разори аптеку и уволь врача…

    … просто перестав болеть. Совсем. В нашей семейной аптечке есть только пластырь и карандаш с йодом. За первые два года жизни…

  • Только одна вещь... (вебинар сегодня вечером)

    Только одна вещь мешает вам построить СВОЮ МЕЧТУ … … и про это мы с вами поговорим сегодня 10 января в 19:00 (МСК) на…

  • Вытворяйте чудеса. Сами.

    В чудеса не только можно, но и нужно верить. А главное при этом – совершать их своими собственными руками! Удобнее, конечно, в Новый Год…

  • БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ (5)

    Большая ложь (нем. Große Lüge) — пропагандистский приём, определён А. Гитлером в книге «Моя борьба» как…

  • БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ (4)

    Большая ложь (нем. Große Lüge) — пропагандистский приём, определён А. Гитлером в книге «Моя борьба» как…

  • БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ (2)

    Большая ложь (нем. Große Lüge) — пропагандистский приём, определён А. Гитлером в книге «Моя борьба» как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments