Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Вирусомания (Глава 1) - 3

Начало и содержание книги - в первом посте.

Продолжаем переводить и выкладывать здесь основные материалы из книги "Вирусомания". Сегодня - Глава 1 (часть 3)  "- Бактерии: у истоков всей жизни"

ГЛАВА 1 (часть 3)

Медицина преподносит нам искажённое изображение микробов

Бактерии: у истоков всей жизни

В течение миллиардов лет природа функционировала с непревзойденной точностью. Микробы, как и люди, являются частью этой космологической и экологической системы. Если человечество хочет жить в гармонии с технологией и природой, мы должны всё лучше понимать поддерживающие эволюционные принципы и правильно применять их к нашей собственной жизни. Всякий раз, когда мы этого не делаем, мы создаем много якобы неразрешимых проблем для окружающей среды и нашего здоровья. Именно так думал Рудольф Вирхов (1821-1902), известный врач из Берлина, когда в 1875 году заявлял, чтобы «врач никогда не забывал смотреть на пациента как на целое».58 Доктор вряд ли поймёт, что происходит с пациентом, если не будет видеть этого человека в более широком контексте окружающей среды. Без появления бактерий жизнь человека была бы немыслима, так как бактерии уже существовали задолго до начала развития человеческой жизни.59

Прогеноты (предшественники бактерий, около 3,5 миллиарда лет назад) -> прокариоты -> анаэробные бактерии (анаэробы) -> анаэробные фотосинтетические бактерии -> фотосинтетические циано-бактерии -> богатая кислородом атмосфера -> аэробное дыхание -> аэробные прокариоты -> эукариоты (1,6 - 1,2 миллиарда лет назад) -> многоклеточные растения и животные -> млекопитающие -> человек.
Термином «прогеноты» бактериологи обозначают «стадию, предшествующую предварительной» ("pre-preliminary stage") - жизненную форму, из которой возникают прокариоты (клетки без ядер). Известно, что бактерии не имеют клеточных ядер, но у них есть дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК) и рибонуклеиновая кислота (РНК), эти носители генетического материала. Анаэробные бактерии, как указывает слово «анаэробные», могут обойтись без кислорода. Только после того, как на Земле стало достаточно кислорода, могли появиться и развиваться аэробные бактерии, которые и легли в основу жизни растений, животных и людей.60

Поэтому очевидно, что бактерии вполне могут существовать без людей; люди, однако, не могли бы жить без бактерий! Также становится невообразимым, что эти мини-существа, чья жизненная цель и задача в течение почти бесконечного времени заключалась в том, чтобы создать жизнь, должны быть главными первичными или единственными причинами болезни и смерти. Тем не менее, преобладающая аллопатическая медицинская философия убедила нас в этом с конца XIX века, когда Луи Пастер и Роберт Кох стали «героями». Всего через несколько часов после рождения вся слизистая оболочка новорождённого ребёнка уже колонизирована бактериями, которые выполняют важные защитные функции. 61 Без этих колоний миллиардов бактерий младенец, как и взрослый, не могут выжить. И на сегодня лишь не более 1% наших бактерий обнаружены и изучены.62

«Большинство клеток в организме человека - это нечто иное, чем сам человек: у наших гостей-бактерий уже давно есть превосходство в количестве», - сообщила исследовательская группа из Имперского колледжа в Лондоне под руководством Джереми Николсона в журнале Nature Biotechnology в 2004 году. Только в пищеварительном тракте исследователи обнаружили около 100 триллионов микроорганизмов, которые вместе имеют вес до одного килограмма. «Это означает, что более чем 1000 различных видов наших симбионтов, вероятно, содержит в 100 раз больше генов, чем их хозяин», - утверждает профессор биохимии Николсон. Это заставляет задуматься, насколько человеческое тело «человеческое» и насколько «чужое»?

Николсон называет нас «человеческими суперорганизмами» - наши собственные экосистемы управляются микроорганизмами. «Широко признано, - пишет профессор, - что большинство основных классов заболеваний имеют значительные экологические и генетические компоненты и что заболеваемость в популяции или отдельного индивида является сложным продуктом условных вероятностей определённых сочетаний генов, взаимодействующих с широким спектром экологических триггеров». Прежде всего, питание оказывает значительное влияние на многие заболевания, поскольку оно модулирует сложную связь между 100 триллионами микроорганизмов в кишечнике!63 «Микробы являются частью нашего расширенного симбиотического генома и как таковые во многих отношениях столь же важны, как и наши собственные гены», - говорит Николсон.64
Насколько легко нарушается этот бактериальный баланс, можно наблюдать на примере с младенцами: при грудном вскармливании их кишечная флора почти исключительно содержит определённую бактерию (Lactobacillus bifidus), которая сильно отличается от бактерии, наиболее распространённой при их искусственном вскармливании, включая коровье молоко. «Бактерия lactobacillus bifidus дает ребёнку, которого кормят грудью, гораздо более сильное сопротивление кишечным инфекциям», - пишет микробиолог Дубос.65

Это лишь один из бесчисленных примеров положительного взаимодействия между бактериями и людьми. «Но, к сожалению, знание о том, что микроорганизмы также могут принести много пользы людям, никогда не пользовалось большой популярностью», - отмечает Дубос. «Человечество сделало правилом лучше беспокоиться об опасностях, которые угрожают жизни, чем интересоваться биологическими силами, от которых так сильно зависит жизнь человека. История войны всегда очаровывала людей больше, чем описание мирного сосуществования. Поэтому никто никогда не создавал успешную историю из полезной роли, которую играют бактерии в желудке и кишечнике. К тому же само производство значительной части той пищи, которая попадает на наши тарелки, также зависит от активности бактерий».66

Однако разве антибиотики не помогли или даже не спасли жизни многих людей? Без сомнения. Но мы должны отметить, что первый пациент принял антибиотик, в частности пенициллин, 12 февраля 1941 года. Таким образом, антибиотики не имеют никакого отношения к увеличению ожидаемой продолжительности жизни, что действительно имело место в середине XIX века (в промышленно развитых странах), почти за столетие до разработки антибиотиков.67 И множество полезных веществ, в том числе и громадное количество бактерий, жизненно важных для жизни, разрушаются путем введения антибиотиков, само название которых непосредственно переводится с греческого как «против жизни».68 Только в США ежегодно излишне принимается миллионы доз антибиотиков.69 Это имеет глубокие последствия, поскольку антибиотики ежегодно несут ответственность за почти пятую часть более чем 100 000 смертей, которые восходят к побочным эффектам лекарств только в Соединенных Штатах.71 72

Чрезмерное использование антибиотиков также приводит к тому, что бактерии становятся всё более устойчивыми к этим препаратам. Сегодня 70% микробов, «несущих ответственность» за болезни лёгких, больше не реагируют на лекарства.73 Увеличение их сопротивления побуждает фармацевтический сектор проводить более интенсивные исследования для разработки новых антибиотиков. Но открытие таких препаратов - долгий, сложный и дорогостоящий процесс (около 600 миллионов долларов на каждый препарат).74 В течение уже многих лет на рынок не выходил ни один новый антибиотик. В то же время в обращение вводятся всё более сильные препараты, которые только усиливают стойкость бактерий и заставляет их выделять всё больше токсинов.

На ключевой вопрос, такой как в чём же причина инфекций лёгких или среднего уха, нельзя ответить, просто заклеймив микробы как смертельных врагов и уничтожая их. И всё же люди придерживаются теории «злых микробов», потому что зациклены на «концепции врага», и их туннельное зрение направлено только на микробы. Это восприятие, которое на самом деле началось с Луи Пастера, который, как известный исследователь, распространил своё мнение о том, что бактерии находятся повсюду (в т.ч. в воздухе), и таким образом будут постоянно «нападать» на людей и животных, подобно рою саранчи. Около десяти лет назад врачи выдвинули предположение, что даже сердечные приступы являются инфекционным заболеванием, вызванным бактерией Chlamydia pneumonia, и из-за этой идеи многим пациентам были прописаны антибиотики. Но недавнее исследование, опубликованное в журнале New England Journal of Medicine, совершенно ясно показало, что от этого нет никакой пользы.75
Ещё одна проблема при рассмотрении сообщений, когда бактерии E. coli обнаруживаются в питьевой воде - это ложное представление о том, что каким-то образом эти микробы в своих блужданиях обнаружили водный поток, а затем загрязнили его. Фактически, E. coli попадает в питьевую воду через экскременты человека или животных, которые служат пищей для бактерий.

Бактерии не живут изолированно в открытой атмосфере. Скорее, они всегда существуют в какой-то среде, вместе с другими клетками и частями тканей. 76 Подобно грибковой культуре, бактериальная культура состоит не только из бактерий или грибов; скорее, всегда существует определённая среда. И в зависимости от (токсичности) местности, существуют разные (токсичные) микробы. Вспомним известную фразу от Клода Бернарда (1813 - 1878), одного из самых известных представителей целостного подхода к здоровью: «Микроб - ничто, среда - это всё».
Если мы попросим бактериологов о том, что первично: среда или бактерии, ответ всегда заключается в том, что именно среда (ландшафт) позволяет микробам процветать. Таким образом, микробы непосредственно не вызывают заболевания. Таким образом, очевидно, что кризис, вызванный телом, заставляет бактерии размножаться, создавая такие условия для фактически безвредных бактерий, что они «превращаются» в ядовитый гной. «При близком наблюдении за прогрессированием заболевания, особенно при инфекционных процессах, повреждение организма происходит в начале заболевания, и только после этого начинается бактериальная активность, - говорит врач-практик Йоханн Лойбнер. «Каждый может наблюдать это у себя. Если мы нанесли грязь на новую рану, другие бактерии появляются также. После проникновения инородного тела появляются очень специфические микробы, которые после удаления или освобождения уходят сами по себе и не продолжают нас заселять. Если мы повредим нашу респираторную слизистую оболочку через гипотермию (переохлаждение), то появятся эти бактерии, которые, в зависимости от остроты и длительности гипотермии, и состояния пострадавшего человека, могут разрушить поражённые клетки и привести к простуде и насморку».

Это также объясняет и то, чего доминирующий образец медицинской мысли не может понять: почему в наших телах так много разных микроорганизмов (среди них такие «очень опасные», как туберкулёзная палочка (tuberculosis bacillus), стрептококк или бактерия Staphylococcus), которые в большинстве случаев фактически не приносят нам никакого ущерба.77 Они становятся опасными (вредными), только когда у них достаточно пищи правильного вида. В зависимости от типа бактерии эта пища может представлять собой токсины, конечные продукты метаболизма, неправильно переваренную пищу и многое другое.
Даже официальная медицина при хирургических операциях иногда использует этот принцип, используя небольших личинок (опарышей) для чистки ран, которые особенно трудно дезинфицировать обычным способом. Личинки едят только мёртвый или «сломанный» материал. Они не касаются здоровой, живой плоти. Ни один хирург в мире не может очистить такую ​​рану так точно и безопасно, как эти личинки. И когда все чисто, «праздник закончился»; личинки не едят вас, потому что им уже больше нечего есть. 78

Пастер наконец осознал всё это, цитируя высказывание Бернарда: «микроб - ничто, среда - это всё» - на своём смертном одре.79 Но Пол Эрлих (1854-1915), известный как отец химиотерапии, придерживался интерпретации, проповедуемой Робертом Кохом (как и Пастером в его «лучшие дни»): эти микробы были фактическими причинами заболевания. По этой причине Эрлих, которого его конкуренты назвали «Доктор Фантазия»,80 мечтал о «химическом оружии» для бактерий и решительно помогал доктрине «волшебной пилюли», приняв очень успешное лечение очень специфических заболеваний с очень специфическими химически-фармацевтическими препаратами.81 Эта доктрина стала золотой лихорадкой для растущей фармацевтической промышленности с их производством «чудо-таблеток».82 «Но обещание «волшебной пули» никогда не исполнялось», - пишет Аллан Брандт, медицинский историк Гарвардской медицинской школы. 83


Продолжение следует (Глава 1 (часть 4) - Вирусы: смертельные мини-монстры?

Перепост ОЧЕНЬ приветствуется, как и помощь в переводе книги, чтобы сделать его быстрее и качественнее.



Tags: GNM-против, gnmpro, вирусомания, стереть_страх
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments