Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Categories:

СПИД - болезнь, которой не существует (11) - чисто австрийской безумие (1)

Продолжение. Начало – здесь, предыдущая часть перевода – здесь. Содержание книги - здесь



          Следующие несколько постов – рассказ об этом случае семьи Зеебальд (Австрия).  Сам принцип обращения государства с «непокорными» такой же, как и в случае семьи Пильхар (см. эту серию статей), когда родителей маленькой девочки Оливии вся существующая государственная система принуждала к агрессивному «лечению» их ребёнка. За 15 лет ничего не поменялось, и даже, возможно, только усилилось.


Чисто австрийское безумие – диагноз «СПИД» разрушает целую семью


7-1
Барбара Зеебальд       30.08.1969
Леонард Зеебальд      28.06.1972
Лукас Зеебальд          26.06.1996
Шима Зеебальд          08.04.2003
Файе Зеебальд           12.06.2007
Муриель Зеебальд     01.02.2009





Эта симпатичная семья Зеебальд (Seebald) из Штирии недалеко от Дойчландсберга  могла бы быть в Австрии примерной семьей. Вместо этого органы власти и суд разрушали её систематически и злонамеренно. Делалось это просто: окружное управление, прокуратура и окружной суд объявили эту супружескую пару ВИЧ-инфицированной. Теперь семья полностью разрушена посредством жестокого государственного аппарата инквизиции и чистого экзорцизма (это средневековый процесс изгнания из человека бесов и злых духов). Трое из их детей были изолированы от супругов из-за «опасности инфекции» и уже 6 месяцев живут с приёмными родителями. Родители могут их посещать только два раза в неделю под надзором приёмных родителей. Однако, супружеская пара не может вывести их с территории приёмных родителей.  12-летний старший сын отчуждался в течение 6 месяцев от родителей при помощи органов власти и «приёмных родителей», ему говорили: «Твои родители очень плохие и безответственные». Поэтому он не хотел быть на общей семейной фотографии. Видите, как легко пропаганда может разрушить даже дружную семью. 
Детская клиника в Граце контролировала приём AZT (очень токсичный препарат для «лечения» СПИДа)  с целью «профилактики СПИДа».  Прокуратура Дойчландсберга постановила обязательную проверку детей из-за угрозы заражения. Разумеется, ни один из детей не является ВИЧ-положительным. Судья в окружном суде Дочландсберга на вопрос отца Леонарда Зеебальда на счет книги «СПИД - болезнь, которой вовсе нет» возразила: «У меня другое мнение». Думаю, это чистое средневековье с «пытками инквизиции». И это просто ужасно!

Вот рассказ об этих двух случаях:

Мать Барбара Зеебальд (правша). На сегодняшний день ей 40 лет. Между 16-18 годами она вращалась в среде наркоманов.
СДХ (синдром Дирка Хамера – неожиданный и очень эмоциональный стресс): В 17 лет она путешествовала автостопом из Австрии в Швейцарию. 50-летний швейцарский бизнесмен, посадив её к себе в машину, использовал случай и хотел получить оплату «натур продуктом». На стоянке недалеко от границы он обнажился и жестко принудил её к оральному сексу, крепко держал её за волосы и прижимал к своему немытому члену. Вопреки её отчаянию и сопротивлению, отпустил он её только после эякуляции. С тех пор у неё в носу всегда запах смегмы насильника. После этого она  вновь видела своего мучителя. Но кто бы поверил девочке-хиппи? С тех пор не только оральный секс ставит её на треки рецидива (то есть постоянного воспоминания этого случая), но и просто любой секс. Через 2 года после того события у неё провели несанкционированную проверку крови (как у наркозависимой), без её ведома сделали анализ на ВИЧ. С тех пор она считается ВИЧ-положительной. Трое из её четырёх детей уже месяцы как изъяты.

Отец Леонард Зеебальд (правша)
40-летний отец детей, герр Леонард Зеебальд с 6 до 10 лет своей жизни регулярной подвергался насилию каждые 2-3 дня со стороны своего старшего брата (у них разница 8 лет).  Он терпел это до тех пор, пока не случилось самое сильное вторжение – патологический перелом таза – с тех пор его мучения были невозможны. Сценарий насилия всегда был одинаков: он должен был стать перед компьютером (компьютерные игры), и брат насиловал его вплоть до эякуляции. Потом он должен был удовлетворить брата ещё и орально (немытый пенис). Иногда последовательность менялась. Пациент описывает эти мучения, которые происходили каждые 2-3 дня, как кошмарные. Он не мог защититься из-за большой разницы в возрасте.  С тех пор этот пациент стал точно ВИЧ-положительный (у него была жёсткая аллергия на мужскую смегму брата). Но только 10 лет назад он проверился. С этого момента он проходит ад органов власти и судов. 3 года назад он поневоле начал принимал AZT.
Как читатель видит, у меня здесь представлен конкретный случай с множеством документов (в книге представлено множество официальных документов по этому случаю – Е.М.). С ними я смог показать всё невежество органов власти и судов, но одновременно с этим демонстрирую огромное горе семьи, систематически разрушаемой при помощи судов и органов власти, а также полное бессилие матери, которая вынуждена давать своему ребёнку яд (AZT) по лживым и догматическим причинам, что в большинстве случаев просто смертельно.
Если теперь люди знают, что это нелепая аллергия на мужскую смегму, более нелепая, чем аллергия на апельсины, продаётся, как страшная, смертельная болезнь, тогда масштабы этого преступления очевидны. Сейчас также понятно, почему члены определённой религиозной структуры не могут никогда заболеть ВИЧ и никогда не получают AZT.

Барбара Зеебальд: наша история про СПИД
Так называемый вирус ВИЧ преследует нашу семью с 1989 года. Для нашей ситуации есть даже своё особое название: «Инфицированные долгое время» («Langzeitinfizierte»).
Когда я, Барбара Зеебальд, узнала об этом, врач сообщил, что жить мне осталось приблизительно 4 года. В течение этих 4 лет ничего не происходило, я даже не была «нормально» больна. И всё же я должна была ходить к врачу на проверку, и врач прописал мне высокую дозу медикамента «Retrovier» (AZT). Однако, я прекратила его принимать.
Когда я родила в 1996 году своего сына Лукаса, от незнания и страха я участвовала в обыкновенной процедуре, которую делали со всеми ВИЧ-инфицированными матерями. Тогда профессор д-р Кронаветтер (Prof. Dr. Kronawetter) сообщил мне, что есть статистика из Англии, согласно которой нужно поступать следующим образом: в течение последних 3 месяцев беременности мать принимает AZT, во время родов – инфузия AZT матери и инфузия AZT младенцу, и никакого грудного кормления.  После родов мне вернули Лукаса только спустя полчаса. Для ребёнка это было страшное и травматическое переживание.
При рождении моего второго ребёнка, Шимы, я и мой муж, благодаря новому знанию (мы ознакомились с критикой СПИДа) решили устроить домашние роды. Однако это было предотвращено доктором Конкином (Dr. Gonсin), и я была принуждена рожать в больнице. Кроме того, я должна была отдавать Шиму  на 2 вливания AZT. Шиму я кормила грудью в течение года.
В 2003 году родилась наша дочь Файе. 14 дней спустя представитель управления по делам молодежи (Jugendamtes) прибыл к нам домой, чтобы проконтролировать приём AZT нашим малышом. У меня было ощущение, что мы травим малышку Файе, хотя мы и умудрялись частенько давать ей просто воду.
Когда я была беременна Мюриелой в 2009 году, я получила ВИЧ-отрицательную отметку в материнском паспорте ребёнка. Потом задним числом это объявили недействительным. Мюриел появилась на свет. Но этой нашей семьи больше нет. Управление по делам молодежи Штирии разрушило нашу жизнь. Раньше мы были примерной семьей. Через 3 недели после рождения Мюриел к нам домой прибыла магистр Пихлер (Mag. Pichler), и сразу после этого я была вынуждена прекратить грудное вскармливание. А также дети должны были ещё раз провериться на ВИЧ. Когда Мюриел было 3 месяца, у неё появился кашель. Мы должны были выяснить причину и поехали для этого в больницу. После третьего обследования мы остались в отделении интенсивной терапии.
После этого фрау Пихлер сообщила в больнице, что я ВИЧ-инфицирована, и я была вынуждена оставить Мюриэл для прохождения лёгочной эндоскопии. При этом у Мюриэл случилась остановка дыхания, и только через 8 дней она пришла в себя. В это время она получала много медикаментов и кормилась искусственно. Главврач больницы пришёл ко мне и сказал, что я заразила своего ребёнка СПИДом. Результат не заставил себя ждать. Этот ошибочный диагноз распространился молниеносно, весь персонал клиники говорил об этом.
В этот период я была с Мюриэл всё время, кроме двух ночей. Я была вынуждена подписываться под всеми мероприятиями. А мой муж один заботился о детях. Я замечала, что дела у него шли всё хуже. Мы вынуждены были разместить наших детей в месте ухода (для кризисных семей). Мы имели соглашение, что в любой момент сможем забрать их.
Прошло 5 месяцев, но наши дети Лукас, Шима и Файе всё ещё не с нами. Мы можем только посещать их. Это невыносимо. Окружное управление внесло предложение на опеку. Обработка документов всё оттягивается. Между тем окружное управление получило право на определение попечения Мюриел в медицинской области и в области её пребывания. Всё же, окружное управление Дойчладсберга не согласилось на это и подало на апелляцию. Они ходатайствовали о попечении во всех областях. Этот процесс ведётся в настоящее время.
Когда пришла дата выписки Мюриел и меня (как сопроводителя), нас оставили в больнице ещё на месяц. Хоть у Мюриел и было всё хорошо, но я не могла покинуть территорию больницы вместе с ней. В целом мы пробыли там с 29.05.2009 по 02.09.2009. Я провела там свой день рождения. Причиной для того было следующее: врачи из группы защиты детей и окружное управление были уверены, что Мюриел умрёт в самое короткое время, так как у меня не было необходимых медикаментов. Кроме того, доктором фрау Вайцер я была обозначена как убийца, и она полагала, что ребёнка нужно изолировать от матери.
23.07.2009 эта детская группа защиты сделала заявление в федеральную полицию Граца в отношении меня, из-за тяжелого увечья (смотри факс). Между тем я была допрошена дважды, мой муж один раз, при отсутствии доказательств, что Мюриел ВИЧ-положительна.
Каждые две недели мы с Мюриел должны идти в больницу на проверку (забор крови). Неделями мы боремся за наших троих детей. Ни окружное управление, ни судья Ленц, ни адвокаты – никто не слушает нас – мы признаны неблагополучными. Нас не принимают всерьёз как родителей. Только мнение этих врачей и окружного управления имеет значение.  Они говорят о нашем «расстройстве личности» из-за недоказанного ВИЧ. Наши дети не могут находиться в нашем доме.

Фрауэнталь, 16.10.2009
Барбара Зеебальд

*******************
 Вы думаете, что Австрия далеко?..  Она уже рядом с вами - в России уже начинают преследовать родителей, которые отказываются давать своим детям токсичные препараты "против СПИДа".


 Продолжение перевода - в следующей статье.


Tags: GNM-общее, GNM-описание_случаев, GNM-против, gnmpro, СПИД
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments