Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Category:

смерть от смс (описание случая - продолжение)

Продолжение. Начало здесь.




Норберт едва избежал смерти той ночью .

На следующее утро, в первый раз, ему срочно нужно было выходить на свежий воздух, и с тех пор, если он был в состоянии, я вытаскивала его инвалидном кресле на улицу по крайней мере на полчаса каждый день. После эпикриза он был очень уставшим, большую часть дня он проспал или просто отдыхал. Я оставалась с ним повсюду. Боль в печени почти полностью исчезла, теперь он был в PCL-B-фазе. В течение следующих нескольких дней у него были почти белый стул из кишечника в результате изменения функции печени и желчи, но это показывало, что работа ЖКТ медленно возвращалась к норме.
Белый или бело-сероватый стул указывает на дефицит желчи в кишечнике. Причиной является застой желчи в организме (холестаз), который может быть вызван либо тяжёлой болезнью печени, либо дренажным нарушением желчи в тонком кишечнике.
Круглосуточно мы убедились, что он питался богатыми белком продуктами, и он постоянно принимал глюкозу, поэтому мы обеспечили подачу глюкозы в его организм и предотвратили еще одну гипогликемию. Самое лучшее, что теперь было, что он снова ощущал вкус пищи, ясный признак для PCL-B-фазы СБП печени.  Мы больше не нуждались в «еде космонавта», он ел самодельные овощные супы с повышенным удовольствием.
Но  теперь началась фаза восстановления для слизистой оболочки полости рта. Там проявилось воспаление, типа ожога и опухшей слизистой полости рта. Из-за практически полной неподвижности его мышцы сильно атрофировались (мышцы теряют в первую неделю бездействия около 30% своей массы), и он выглядел очень худым, но лицо приобрело «здоровую харизму». Он был отмечен повышающейся жизнеспособностью, даже если он всё ещё был чрезвычайно измучен, и не мог отрицать тяжелый физический стресс. Мы не получали никаких посещений в течение долгого времени, он не принимал телефонные звонки – мыла, брила его и одевала только я. Каждое действие было чрезвычайно утомительным для него, поскольку требуемая энергия должна была быть доступна для исправления изменений в органах.
Но с другой стороны, у Норберта активировалась ещё одна СБП: из-за большой усталости и длительного  сна, было почти невозможно, чтобы он мог достаточно есть и пить. Снова и снова я должна  была его будить, чтобы он хоть что-то мог сделать для себя. В то же время спать было очень важно для выздоровления, что сильно беспокоило нас. Из-за этого он, должно быть, и активировал СБП для диафрагмы. Это проявилось в том, что, когда он что-то съедал, он без особых проблем делал  первые укусы, а затем внезапно получал судорогу диафрагмы. Это проявляется в одышке и ужасных приступах. Пищевод проходит через диафрагму и когда она имеет судорогу, она также заставляет сокращать и мышцы пищевода. Начался порочный круг - перед едой у него уже был страх, что он получил такой спазм (реактивация конфликта), но потом еда проходила хорошо, и поэтому конфликт приходил к своему разрешению (конфликтолиз), за которым незамедлительно следовал эпикризис – спазм. Конфликт с содержанием «я не могу справиться с этим, я запыхался» (конфликт сильного напряжения – Е.М.)- в данном случае, чтобы поесть.
    С упражнениями на растягивание и расслабление мы смогли дать ему облегчение и короткую продолжительность активной фазы конфликта, эпикризис хоть и был драматичным, но не угрожающим. Я научила его выполнять эти упражнения самостоятельно. Я объяснила ему  биологический смысл происходящих процессов, и это имело для него смысл, он сознательно продолжал есть, что постепенно улучшало его состояние, а судороги были менее сильными.
Однажды меня не было в комнате, когда у него был приступ во время еды. Я слышала его, но я осталась за дверью, чтобы быстро вмешаться, если это будет необходимо. Поэтому Норберту пришлось теперь самостоятельно справиться с этим с помощью упражнений на дыхание и растяжку, которые помогли ему преодолеть это. С этого момента у него не было диафрагмального спазма. Он успешно завершил эту СБП.
Однако у нас всё ещё была проблема, что у него не хватит времени, чтобы съесть достаточно и, что важнее, выпить, из-за его усталости. Снова мы нашли решение - мы делали ему 2 раза в день подкожную инфузию (по крайней мере 1 литр)  с физиологическим раствором, что значительно смягчило всю ситуацию. В остальное время мы без труда смогли давать ему ещё полтора литра чая или сока и, самое главное, от 1000 до 1500 калорий в день.
Мы были счастливы - ещё один шаг был сделан, он уже что-то набирал в весе.
У него не было Синдрома, потому что он чувствовал себя очень хорошо и безопасно со мной. Мы уделяли пристальное внимание тому, сколько жидкости он потребляет и сколько он выделяет.  Мы были у себя дома и, наконец, начали составлять планы на время после исцеления.
Но по ночам Норберта начали мучать всё более и более плохие ночные кошмары по поводу больших финансовых проблем из его прошлого. Он просыпался по 3 раза за ночь от этих очень реалистичных снов, с полной уверенностью что он только что испытал всё в реальной жизни. Вероятно, это был «конфликт угрозы голода» (конфликт нехватки ресурсов – Е.М.) из его прошлого, который он перенёс, когда его обанкротили его бизнес-партнёры. Эта тема, которую он не прорабатывал по сей день. Теперь, похоже, пришла пора её разрешения. Напряжение печени ощущалось снова, желтуха вернулась - возможно, из-за того, что большой отёк самой печени перекрыл желчные протоки. Мы верили, что круглосуточное прослушивание «Моей Студентки» могло помочь нам решить эту проблему, в т.ч. с повторяющимися кошмарными снами.
И опять любая еда вызывала приступы рвоты, и даже речи не шло чтобы он мог съест и «еду космонавта».  Я очень волновалась, потому что он всё ещё был в очень слабом состоянии, и тот же самый энергоемкий процесс, как на первом этапе исцеления, несомненно, второй раз бы он не пережил. У Норберта, вероятно, были те же мысли. Я могла заметить, что с тех пор он стал плохо спать, он часто бодрствовал очень поздно ночью и, наконец, засыпал только к утру. Мы оба искали решение ситуации – но мы оба, к сожалению, всё держали в себе, и мы впервые не говорили о проблеме. Сегодня я знаю, что это была первая большая ошибка, которую мы совершили.
Наконец у него началось кровотечение из желудка – признак разрешения конфликта. Туберкулёзный распад опухоли пищевода, которая должна была содержать много кровеносных сосудов и которая теперь распадалась, давала такой симптом. В результате Норберта внезапно начало рвать кровью.
После консультации с доктором Хамером мы отправились в больницу для диагностики и возможной первой помощи, а также для переливания крови, т.к. был риск и внутреннего кровотечения. Норберт получил ещё 3 переливания крови, а затем гастроскопию, при которой кровоточащие сосуды были обработаны лазером. В понедельник вечером нас приняли в больнице. В ночь со вторника на среду Норберт попросил меня вернуться домой, чтобы я могла поспать. Для меня в больнице не было никаких условий, кроме одного стула, на котором я провела ночь и не могла уснуть. Но даже и дома на протяжении нескольких предыдущих недель у меня не было нормального сна – мне приходилось вставать несколько раз на ночь.  Норберт сказал, что о нём  хорошо позаботятся и что он, конечно же, не получит никакого «конфликта брошенности» (конфликт для собирательных трубочек почек  - конфликт беженца, брошенности, одиночества, госпитальный конфликт  - Е.М.), потому что он сам меня отправляет домой. Он имел в виду, что ему не грозит Синдром, т.е. значительное усиление восстановительных симптомов для печени.
Я поверила ему, и в ту ночь я пошла к брату, который живет в 5 минутах от больницы, чтобы поспать. Это была наша вторая большая ошибка!
Утром в половине восьмого я уже ехала в машине обратно - его сообщение появилось на моем мобильном телефоне. Ночная медсестра сказала мне, что он всю ночь наблюдал за часами и не спал ни часа. В конце концов, он пережил свой конфликт беженца, хотя его интеллект предложил ему что-то ещё, но биология снова сработала независимо от интеллекта!
Теперь у него также был Синдром - с этого момента его тело начало удерживать воду, были «переключены» собирательные трубочки почек. Конечно, я   с этой минуты я больше не покидала его, я провела ночи снова на стуле рядом с его кроватью, и заботилась о нём как дома с его обычной едой. Для этого мне разрешили пользоваться кухней медсестёр, что не распространено в больницах, куда допускаются только сотрудники. Врачам это не понравилось. В четверг меня выгоняли  из палаты во время визита врачей - больница не была гостиницей, а остальные пациенты, наконец, не имели прав на неприкосновенность частной жизни – зачем всё  это делают? И потом мне запретили вообще оставаться на ночь рядом с кроватью Норберта.
Другого выхода не было: мы сразу решили покинуть больницу - я бы не оставила его там ни за какие деньги. Однако лечащий врач Норберта показал нам альтернативу, как приём пищи мог быть более расслабленным, контролируемым «снаружи» и без его активного участия. Он рекомендовал пищевую трубку (катетер). Врач рассказал нам, что недавно он делал эту процедуру для другого пациента с такой же симптоматикой пищевода, как у Норберта. Объясняя нам ситуацию, он сказал нам, что считает, что мы не знаем всего о нашей ситуации. Буквально он сказал нам: «Мистер Майер - я обещаю вам, что вы не сможете встретить Рождество (если не сделаете эту операцию)».Я видел окаменевшее лицо Норберта , все его знания не перевешивали этих слов врача. Я сразу же взяла инициативу в свои руки и спросил доктора, было ли это его ортодоксальное медицинское заключение, так как я надеялся, что Норберт может рассмотреть это в перспективе. Врач подтвердил, что это «обычная медицинская практика», а не точное предсказание. Норберт, по-видимому, расслабился после этих слов.
Мы решили покинуть больницу, потому что я не могла  оставаться с ним там. Возможная операция, трубка в пищеводе должна была быть во вторник 11 марта, проводится она должна была в дневном стационаре, и  мне не пришлось бы оставлять Норберта в  больнице наедине с врачами надолго. Скорая помощь отвезла нас домой, и Норберт вернулся в привычную ему обстановку. Тем не менее, он продолжал удерживать воду, но из-за его слабого состояния я не могла поместить его в соляную ванну, что помогло бы «переключить» почки обратно . Таким образом, мы пока не могли разрешить Синдром - он плохо спал ночью и только днем ​​у него был короткий сон. Мне пришлось заставлять его поесть. Он был в активной фазе конфликта - наша третья ошибка, мы не правильно истолковали симптомы.
Мы узнали всю информацию об этом зонде пищевода, с тем, что его можно удалить после полного распада опухоли, и особенно после завершения СБП для печени, когда всё может снова протекать естественным образом, и он (как отличный гурман) сможет снова наслаждаться хорошей едой. По предварительным оценкам улучшение его состояния должно было бы значительно улучшится к  началу апреля – к моему дню  рождения. Это был также прогноз и доктора Хамера. В конце мая мы планировали провести отпуск на озере. Хотя он был бы ещё слаб, к тому времени он уже не был бы полностью беспомощным лежачим человеком.
Норберт решил в субботу, что для него имеет смысл поставить зонд. Он попросил меня отправить факс в больницу и записаться на приём во вторник. Я сделала это тем же днём. К вечеру его состояние внезапно вызвало беспокойство, он, казалось, отсутствовал (абсанс), его артериальное давление упало до 80/50 . До этого времени у него всегда было очень превосходное артериальное давление, но в последние несколько дней у него появился очень быстрый пульс более 100 ударов в минуту, что является признаком активной фазы конфликта для миокарда . Падение артериального давления являлось признаком разрешения этого конфликта. И опять содержание конфликта в этом случае – «конфликт сильнейшего напряжения» (очень похож на конфликт для диафрагмы – Е.М.)
После полуночи я давала ему 10 ложек высококонцентрированного раствора декстрозы каждые 10 минут, каждый раз, когда он хоть на немного приходил в себя. Но когда его состояние не изменилось, мы решили, что мы должны вернуться в больницу - там вы можете нейтрализовать это состояние с помощью инфузии глюкозы, стабилизировать кровообращение, а затем, как и планировалось,  во вторник вставить катетер, следующий этап на пути к нашему полному восстановлению. Я бы не позволила выгнать себя из палаты Норберта - им пришлось бы вызывать полицию. Но они этого не сделали и позволили мне со стулом быть  у его кровати. Я не оставила его ни на секунду, я даже  не позволила себе уйти в уборную.
Тем не менее, его состояние не улучшилось, он получил вливания - только физиологический раствор, никаких лекарств, но его артериальное давление не нормализовалось. Однако это было контрпродуктивно - он всё ещё хранил воду в теле. Он должен был получить глюкозу для помощи СБП печени , когда я спросил врача, она сказала, что это не нужно для него, что его уровень сахара в крови достаточен.
Когда он проснулся, Норберт заставил меня повторить наши планы на будущее. Я легла с ним в постель и прижималась к нему, он успокоился и снова заснул. Когда он проснулся, он смотрел на часы и считал часы и минуты до операции. Он постоянно повторял: «Скажи мне снова наши планы».
Он - великий и сильный человек, мой покровитель - внезапно стал моим ребёнком на протяжении всей этой фазы восстановления, отдав себя полностью в мою заботу и используя мое присутствие, как маленькому ребёнку нужна его мать.
Во вторник, прежде чем операция должна была состояться, я связалась с главным врачом. Я хотела сделать четкое заявление относительно того, насколько анестезия с этим низким артериальным давлением имеет смысл, потому что я очень волновалась. Врач сказал, что это не проблема, это была простая операция, такая как гастроскопия с коротким этапом сна под наркозом, и врачи контролировали все его жизненно важные параметры.
Я сопровождала Норберта в операционную около 3:30 вечера 11 марта и оставалась  с ним, пока он не заснул очень удовлетворённым и успокоенным - для него ещё одна важная цель. Если он проснётся, я вернусь к нему, и мы сможем расслабиться и выздоравливать дальше.
К сожалению, он больше не вышел  из операционной - я сидела в зале за дверью, когда вскоре врачи вышли и сказали мне: «Случилось то, чего мы боялись - его сердце остановилось. У твоего мужа была хорошая и спокойная смерть, потому что он «только» заснул и не заметил смерти».
Я была поражена, я не могла этого понять. Какая ирония - он хотел жить, мы хотели жить вместе, и мы знали, что сможем это сделать. Он имел конфликт сильного перенапряжения и его решение для постановки зонда должно было разрешением конфликта. Он перенес инфаркт миокарда, с которым он мог бы выжить, если бы врачи позаботились о причине снижения артериального давления. Но он был убит обезболивающими и наркотическими болеутоляющими средствами, потому что он находился в фазе восстановления и врачи не дали ему выйти из этого состояния…
Мы проиграли борьбу - потому что мы, наконец, попали в руки обычной медицины, чтобы оптимизировать очень напряжённый, но хороший процесс восстановления. Мы недооценили, какие события могут привести к трагическим конфликтам. 
Я потеряла все, но я не откажусь от Германской Новой Медицины, потому что всё было правильно - но, к сожалению, мне не хватало подготовки, чтобы правильно оценить его физические изменения и отреагировать соответствующим образом.
В принципе,  важно, на мой взгляд,  иметь какой-то санаторий с соответствующими диагностическими средствами, неотложной медицинской помощью, квалифицированными и  обученными врачами Германской Новой Медицины, в котором опекун может присутствовать рядом с пациентом круглосуточно, чтобы иметь абсолютную уверенность в безопасности и создавать эту безопасность. Затем многие последующие конфликты просто исчезают, и специальные программы могут быть завершены без осложнений.
Норберт был абсолютно уверен в правильности Германской Новой Медицины, он не сомневался ни на минуту - так что для меня это наследие - передать это ценное знание. По этой причине я продолжу вести нашу учебную группу по ГНМ как только смогу сделать это сама. Однако на данный момент я страдаю от последствий моих конфликтов за это время .

P.F. 14 апреля 2014 года.

Примечание Х. Пилхара

Врачи! У вас есть совесть , знания, честность - или нет ...
... убили Норберта?
Выполнение обезболивающих + болеутоляющих средств + ОП при артериальном давлении 80/50 - это убийство или нет?
Я публикую ваш отзыв гарантированно!

Я знаю Норберта около десяти лет. Я хорошо помню, как он впервые приехал на семинар со своей подругой.  В то время он был очень скептичен и не мог поверить в то, что он слышал о ГНМ. Наконец, они оба создали учебную группу…
Мне непросто было читать и опубликовать этот отчёт. Но у нас и у Норберта есть мнение, что он должен быть опубликован по нескольким причинам.
·    Послание от наших оппонентов гласит, что это были просто «последователи Хамера, которые  умерли от доктрины Германской Новой Медицины» . Как вы можете видеть, противоположный цинизм непобедим.
·    Чтобы практиковать Германскую Новую Медицину, нам нужна клиники для серьёзных случаев! Но мы получим их только в том случае, если эту теорию  юридически разрешат практиковать. Это было бы само собой разумеющимся в истинно конституционном государстве! Итак, сначала нам нужно настоящее конституционное государство!
·    Этот обзор показывает, чем может запуститься конфликт – простая смс!
·    Он также показывает, насколько точно всё, что описано в теории ГНМ.
·    И - как ухаживать за пациентом: как мать заботится о своём ребёнке! Медицинские заявления, такие как «Я обещаю вам, что вы скоро умрёте», будут преследоваться в реальной юридической практике в будущем.

С выражением моих глубоких соболезнований и самого высокого уважения к партнёру по жизни Норберта.

 *************
Знание без опыта - есть слухи (с). Можно много знать, но ... не уметь что-то делать в определённом контексте своей жизни и ...
Приобретайте знания (99% страхов - это отсутствие информации о том, что происхоидит), но и применяйте эти знания на практике!!!


Tags: GNM-общее (органы), GNM-описание_случаев, GNM-против, GNM-терапия, gnmpro, психология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Онлайн-курс «СВОЯ ЖИЗНЬ» теперь в новом формате!

    Большой онлайн-курс по Дизайну Человека ( Human Design ). . Онлайн-курс «Своя Жизнь» мы запустили в прошлом году и…

  • Факцинация на работе (сборник)

    В одном месте в "кучке" основное: ❗️Эта позиция подтверждается многочисленными решениями судов, например: ✅ решением Арбитражного суда…

  • Жить без страха - ПРОСТО)))

    Ещё несколько отзывов с завершившегося на прошлой неделе 27-го потока онлайн-курса "Стереть Страх". А в воскресенье 10 октября…

  • Захват страны...

    ТЫ И ЕСТЬ СОПРОТИВЛЕНИЕ! сегодня в 14:59 Сегодня одна из самых трагичных дат нашей истории, сравнимая по последствиям с 22 июня 1941 года.…

  • Освобождение. Начни жить без страхов!

    Прошлый, да и этот год выдались трудными и вместе с тем удивительными - огромное количество людей начало просыпаться, и эта тенденция продолжается…

  • Фальсификация Конституции

    А вот она - НАСТОЯЩАЯ Конституция (Основной Закон) Российской Федерации (1992 года!). Чёрным по белому написано "вся власть Советам" и…

  • Знание ГНМ убирает всё ненужное...

    (...) ".... теперь все другое как то даже скучно и недостойно внимания и энергии!" (...) . Ещё один небольшой отзыв от одной из…

  • НАСЛЕДИЕ Новой Медицины (книга доктора Хамера) - 2

    НАСЛЕДИЕ Новой Медицины (книга доктора Хамера) Помимо "главной" своей работы – Научной Карты ГНМ (которая прилагается к курсу…

  • Вера, Знание и ОПЫТ

    . Да, в ГНМ тоже можно «просто верить»… до первого «страшного симптома». Но когда есть ПОНИМАНИЕ, полученное от…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments