Егор Миронов (fillum) wrote,
Егор Миронов
fillum

Categories:

Да здравствует инсульт! (2) - проверено на себе


Продолжение темы про инсульты, начатой в предыдущем посте (про мой личный инсульт):  в ноябре 2015 года, примерно за два месяца до моего «вестибулярного инсульта», у моего отца случился «настоящий» инсульт, т.е. внезапная двигательная парализация.

Папа у меня 1935 года рождения, т.е. на этот момент ему было уже 80 лет, и наверное не нужно рассказывать, что пожилых людей инсультами, как ещё не случившимися, так и тем более – уже случившимися, пугают гораздо чаще и сильнее, чем молодых. И если инсульт случился, то ничего кроме «страшных» прогнозов ни от врачей, ни от родственников или знакомых не услышишь.

Как писал в предыдущей статье – про инсульт у меня в журнале уже много чего было. Здесь просто опишу, как это было у отца и что мы делали, чтобы как можно быстрее выйти из этого состояния. Сразу скажу, что сегодня всё в порядке ))).

Итак, 22 ноября 2015 года утром папа просто не смог встать с кровати, стала неразборчива речь. Мама вызвала скорую, отца госпитализировали в нейрореанимационное отделение больницы с диагнозом ОНМК (острое нарушение мозгового кровообращения).  Состояние стабилизировалось быстро, на следующий день перевели из реанимации уже в обычное неврологическое отделение.  Выписали через полторы недели – сам вышел из палаты и дошёл до машины ))).

В момент самого «приступа» меня не было в Москве - был в командировке. В принципе, родители у меня уже «подкованные» в плане отсутствия сильного страха перед болезнями (даже в таком возрасте), и мама не стала мне звонить – справилась с первым шоком сама. Вернулся я через два дня, когда папу уже перевели из реанимации в неврологию.

Первые несколько дней были самыми тяжёлыми в том плане, что отец реально не мог особо двигаться – ни встать, ни привстать, ни повернуться. Речь была неразборчива ещё неделю примерно (двигаться стал раньше), плюс были некоторые сенсорные «нарушения» (восприятия). Я понимал, что это нормально, что человеку в состоянии большого отёка мозга, который может затрагивать разные центры (как двигательные, так и сенсорные), может казаться, что и люстра по потолку кружится, и стены падают, и всё остальное. Мама была с отцом почти целый день, с утра до вечера все эти полторы недели (с 23.11 по 4.12), я приезжал на час – и просто говорил (повторял), что скоро мы его заберём домой, что всё, что происходит, нормально, пусть и дискомфортно.

По большей части инсульт коснулся левой стороны – «… мимика асимметрична, сглажена левая носогубная складка… левосторонний гемипарез до 3х баллов в руке и 4х баллов в ноге… мышечный тонус снижен в левых конечностях… сухожильные рефлексы с акцентом слева…», но из-за сенсорных (временных) «нарушений» и крайней слабости (самый явный признак фазы восстановления) двигаться и передвигаться отец не мог некоторое время. Но! Ручки-ножки тёплые, значит – всё хорошо - ваготония, "теплая фаза".

Вместе с папой в 6-местной палате лежали мужики на 20-30 лет моложе его, но… их состояние было гораздо хуже, и лежали они там уже по две-три недели каждый. И динамики положительной не было практически ни у кого из них. А я просто приходил и убирал страх, хотя, как уже написал выше, отец уже был достаточно подкован в этом плане – за полтора года до этого у него случился «инфаркт миокарда», врачи предлагали операцию и т.д. и т.п. – мы вышли из этого без всяких подобных «манипуляций» (но об этом – другой пост будет).

Как говорит доктор Хамер – «танцуйте вокруг пациента». Мы и танцевали – в больнице и, самое главное, после выписки. Моему папе очень повезло с женой (моей мамой) – она именно что «танцевала» вокруг него – процедуры, препараты, прогулки, занятия на мелкую моторику для восстановления тонких двигательных функций рук, и т.д. и т.п.   Речь до нормальной восстанавливалась примерно месяц-полтора, гулять они начали тоже достаточно быстро после выписки. Ну а в мае, как обычно, уехали на всё лето на дачу в деревню – а это самое лучшее лекарство!



А в середине июня пришёл тот самый эпикризис. Классический эпилептический приступ. Мы знали, что это инсульт от двигательного конфликта, но рассчитать точно, когда наступит середина фазы восстановления, было в данном случае невозможно. Получается, что в двигательном конфликте (активная фаза) отец был 13 месяцев (эпикризис наступил через 6.5 месяцев после начала фазы восстановления)

Знать то можно всё, но когда вдруг человек падает без сознания и его начинает трясти – реально страшно, если видишь это в первый раз в жизни. Я в Москве, родители в деревне за 300 км, хорошо там связь была – мама опять вызвала скорую. Забирать никуда не стали в этот раз, вкололи что-то противосудорожное, хотя папа очнулся до их приезда. И всё. Мама позвонила мне после всего, уже успокоившись, и рассказала, что после первого испуга она вспомнила, что я говорил  о возможных именно таких проявлениях, поэтому у неё страх быстро прошёл. Эти приступы в течение конца июня-начала июля повторялись ещё 3 раза, второй тоже был сильный с потерей сознания, два других уже без  - просто неконтролируемые подёргивания всем телом. Это говорит о том, что были таки краткие рецидивы конфликта, но уже без инсультов и со всё снижающейся силой эпилептического приступа.

Архаическую Мелодию я им «приказал» слушать сразу после выписки из больницы ещё в декабре прошлого года, в деревню купил небольшой бассейн надувной – наполнили его водой, развели соль – и папа там лежит регулярно. Плюс физические упражнения, прогулки, а главное – понимание того, что было и что происходит.

В июле папе исполнился 81 год. Живём дальше! )))

Вот так. Берегите себя. Ну а если уж «вляпались» куда – не бойтесь и просто вылезайте.

Tags: GNM-общее (функциональные нарушения), GNM-терапия, gnmpro, музыкотерапия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Recent Posts from This Journal